В. В. Нестеров Львы стерегут город

ч. 1 ч. 2 ч. 3 ч. 4 ... ч. 21 ч. 22

Памятник Николаю I


Неподалеку от Медного всадника, по другую сторону Исаакиевского собора, в центре обширной красивой площади стоит конный памятник Николаю I.

Архитектурный ансамбль Исаакиевской площади тесно связан с сооружением собора, которое длилось в течение сорока лет 1. Построенный по проекту О.-Р. Монферрана (1786—1858) Исаакиевский собор является одной из главных архитектурных достопримечательностей Ленинграда.

С юга, за Синим мостом, площадь ограничивает Мариинский дворец (архитектор А. И. Штакеншнейдер, 1802—1865), в котором ныне помещается Исполнительный комитет Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся. В восточной части площади стоит большой, треугольный в плане, похожий на дворец, особняк (архитектор О.-Р. Монферран).

П. К. Клодт, Н. А. Рамазанов и Р. К. Залеман.
Памятник Николаю I.

Посреди Исаакиевской площади на высоком пышном и даже несколько вычурном пьедестале из порфира, мрамора и гранита легко и грациозно гарцует великолепная кавалерийская лошадь, несущая всадника, одетого в блестящую парадную форму конногвардейца 2.

Конная статуя, несмотря на шестиметровую высоту, выглядит легкой и изящной; со всех сторон на фоне неба четко рисуется ее силуэт.

Живописная декоративность, подчеркнутое изящество, элегантность в позе всадника, аллюре коня и трактовке скульптурных украшений постамента делают памятник очень эффектным. Однако сложные очертания грузного пьедестала не придают монументальности конной статуе, а только подавляют ее.

В 1840—1850-е годы классическая строгость, лаконизм, гармония и ясность в скульптуре уступают место показной роскоши, парадности и внешнему блеску, что нашло воплощение и в конном памятнике Николаю I.

Автором проекта этого памятника был архитектор О.-Р. Монферран, модель конной статуи выполнил скульптор Петр Карлович Клодт (1805—1867) 3 (это была последняя крупная работа прославленного русского ваятеля); над созданием монумента работали также архитекторы Н. Е. Ефимов и А. А. Пуаро, инженер-полковник В. Д. Евреинов и выполнившие аллегорические статуи и барельефы скульпторы Р. К. Залеман и Н. А. Рамазанов.

В фигуре всадника Клодту удалось передать и портретное сходство и черты характера царя-деспота: тщеславие, жестокость, ограниченность, любовь ко всему показному.

Самодержец с бесстрастным выражением холодного лица, в низко надвинутой на лоб каске с орлом, сверкающей кирасе — металлических латах, закрывающих грудь и спину, с подсумком на поясе и длинным палашом, в лосинах и высоких сапогах-ботфортах восседает на коне в подчеркнуто торжественной и надменной позе. Таким и был Николай I, о котором А. С. Пушкин записал в дневнике: “В нем много от прапорщика и мало от Петра Великого” 4.

В композиционном решении Клодт как бы противопоставляет застывшей бездушной фигуре царя великолепную живую статую благородного коня. И если о памятнике в целом существуют противоречивые суждения, то нет и не может быть разных мнений в оценке мастерства, с каким исполнен бронзовый конь.

П.К. Клодт, Н.А. Рамазанов и Р.К. Залеман. Памятник Николаю I.

Клодт сумел дать глубоко реалистическое и высокохудожественное скульптурное изображение кавалерийской лошади, легко и даже кокетливо гарцующей на параде под звуки барабанов и флейт. Удача скульптора — результат многолетних внимательных наблюдений над живой лошадью, ее повадками, движениями, анатомией и пластикой тела.

В конную гвардию подбирались породистые рослые определенных мастей лошади, которые затем на манеже проходили специальную дрессировку. Вот такую холеную вымуштрованную кавалерийскую лошадь с большим мастерством изобразил Клодт.

Как жизненно правдиво показаны напрягшиеся мускулы и натянутые жилы; не упущена ни одна деталь!

Известно, что Клодт при лепке этюдов и тем более при создании модели всегда использовал живую натуру. Известно также, что у Николая I была любимая лошадь Флора5, но послужила ли она живой моделью скульптору при его работе над памятником, сейчас сказать трудно.

Больше всего в конной статуе Николая I поражает зрителей то изумительное мастерство, та виртуозность, с какой скульптору удалось поставить шестиметровую тяжелую статую всего лишь на две точки опоры — копыта задних ног коня. Для равновесия и лучшей устойчивости в круп коня пришлось засыпать пуды дроби, а под копыта задних ног установить металлические столбы, идущие сквозь пьедестал до его основания. Это настоящий технический трюк, на который мог решиться только такой опытный мастер, каким являлся Клодт.



П. К. Клодт, Н. А, Рамазанов и Р. К. Залеман. Памятник Николаю I.

Когда 25 июня 1859 года памятник был открыт 6 взорам собравшихся на это торжество людей, когда зрители увидели гарцующего на тонких задних ногах коня, стали раздаваться голоса, что статуя непременно скоро обрушится.

Все подобные толки и предсказания прекратились, когда двоюродный брат скульптора, артиллерист, проделав строгий математический расчет, доказал, что Клодт не ошибся в своем дерзком решении.

Время показало, что правы были оба.

Сложного профиля, с выступающими карнизами пьедестал выполнен из белого итальянского (каррарского) мрамора, малинового шоханского порфира, серого сердобольского и финляндского гранита. Но, эффектный и нарядный, он перегружен бронзовыми скульптурными украшениями. Четыре сидящие женские фигуры, имеющие известное портретное сходство с женой и дочерьми Николая I, помещены в верхней части пьедестала. Статуя с весами и карающим мечом аллегорически изображает Правосудие; другая, с дубовым венком на голове, копьем и щитом, сидящая на льве, — Силу; фигура с крестом и раскрытым Евангелием изображает Веру, а держащая зеркало, открывающее истину, — Мудрость.

Помимо статуй, верхний ярус пьедестала с трех сторон украшен воинскими атрибутами: с западной представлено вооружение времени Николая I, с восточной — древнеславянское, с южной — кавказское. Автором статуй, оружия, а также царских вензелей с лавровыми венками, был скульптор Р. К. Залеман.

Средняя часть постамента украшена тремя бронзовыми барельефами работы Н. А. Рамазанова.

Рельеф с датой “1825”: император, отправляясь из Зимнего дворца к Сенатской площади для подавления восстания декабристов, передает верным ему войскам сына — наследника престола.

Рельеф с датой “1831”: на фоне строений Сенной площади царь в карете, рядом толпятся крестьяне; скульптор в этой сцене идеализирует жесткое усмирение холерного бунта в июне 1831 года.

Содержание этих двух рельефов вместо прославления выносит общественное обвинение Николаю I и его режиму.

Рельеф с датой “1851”: Николай I осматривает Веребьинский мост во время своей первой поездки по Московской железной дороге.

Рельеф с датой “1832” — в Грановитой палате царь в окружении государственных деятелей награждает орденом М. М. Сперанского, под руководством которого было издано “Полное собрание законов Российской империи” и “Свод законов Российской империи”, — выполнен Р. К. Залеманом.

На лицевой стороне пьедестала под гербом — большим золоченым двуглавым орлом — накладная бронзовая надпись: “Николаю I императору всероссийскому. 1859”.

Нижняя часть памятника в три ступени с площадкой для четырех торшеров, каждый с пятью фонарями и тремя двуглавыми орлами работы Клодта.

Более ста лет конный монумент украшает одну из центральных площадей города на Неве. Мы ценим этот памятник за высокое мастерство и виртуозность исполнения и воздаем должное таланту и труду замечательного русского скульптора П. К. Клодта.

Памятник-сатира


Во дворе Государственного Русского музея находится конный памятник Александру III, прозванный в народе Пугалом, который с 1909 по 1937 год стоял на Знаменской площади, переименованной в 1918 году в площадь Восстания.

На месте современного наземного павильона станции метро “Площадь Восстания” в давние времена стояла деревянная, а затем каменная Знаменская церковь, давшая название огромной пустынной площади на окраине города.

В 1847 году началось и через четыре года закончилось строительство Николаевского (ныне Московского) вокзала, сооруженного по проекту архитектора К. А. Тона (1794—1881). Вскоре напротив вокзала появилась гостиница “Северная” (сейчас “Октябрьская”).

В то же время приобрела нынешний вид прилегающая к площади часть Невского проспекта. В конце прошлого века район площади был застроен доходными домами.

Постепенно Знаменская площадь приобрела значение главного въезда в столицу. 23 мая 1909 года в центре ее был открыт конный монумент Александра III, обращенный к вокзалу 1.

Конкурс на лучший проект памятника был объявлен в 1899 году и проведен дважды. Несмотря на участие в нем таких известных скульпторов, как А. М. Опекушин, М. А. Чижов, Р. Р. Бах, В. А. Беклемишев, А. Л. Обер, неожиданную победу одержал П. П. Трубецкой, незадолго до этого, в 1897 году, прибывший в Россию в ответ на предложение за-нять место профессора в Московском училище живописи, ваяния и зодчества.

Павел (Паоло) Петрович Трубецкой (1866—1938) был сыном князя П. С. Трубецкого, женатого па американке. Родился и умер Трубецкой в Италии и почти всю жизнь провел за границей. Он не получил специального художественного образования, но его статуэтки, удивительно разнообразные по композиции, сделанные с большой наблюдательностью, остро передающей индивидуальность модели, имели шумный успех на выставках.

Главное произведение Трубецкого — конный памятник Александру III был создан в Петербурге, и поэтому Трубецкой по праву считается русским скульптором.



П. П. Трубецкой. Памятник Александру III

Дарование талантливого художника многогранно: он был прекрасным анималистом, ярким портретистом, мастером небольших бронзовых статуэток, отличающихся живописной лепкой, а в создании памятника проявил себя как блестящим скульптор-монументалист 2.

Начало творческих поисков в разработке проекта монумента Александра III относится к 1899 году. Уже в следующем году появилась небольшая бронзовая модель, изображающая Александра III на троне; в том же 1900 году рождается и первый эскиз конной статуи, о чем свидетельствует сохранившийся карандашный рисунок Трубецкого. В последующие годы скульптор создал четырнадцать моделей (из них две в величину памятника), но, каждый раз чем-то неудовлетворенный, он уничтожал почти совсем завершенное произведение и начинал все заново.

Трижды он выносил на суд жюри свои проекты, но только последняя модель, исполненная в 1906 году, получила одобрение и самого автора, и официальной комиссии.

Трубецкой работал над памятником Александру III и жил в специально оборудованном помещении (павильоне) в конце

Невского проспекта близ Александро-Невской лавры, а отливка производилась на Обуховском заводе (ныне завод “Большевик”).

Благополучно отлитая тяжеловесная конная статуя в две натуральные величины была доставлена на площадь и установлена на массивный четырехгранный гранитный постамент, лишенный каких бы то ни было украшений.

Через несколько дней после торжественного открытия монумента 3 по городу распространилось трехстишье:

На площади комод,
На комоде бегемот,
На бегемоте обормот.

Под комодом подразумевался пьедестал; на бегемоте-битюге обормот — Александр III.

Бесформенно тучный, с одутловатым лицом и тяжелым взглядом из-под густых насупленных бровей, выпятив широкую жирную грудь, грузно восседает он в седле, правой рукой упираясь в бедро, а левой натягивая поводья; неуклюже свисают по крутым бокам коня толстые ноги в больших сапогах.

Под стать седоку и конь из породы тяжеловозов — огромный, неповоротливый, с раздутыми боками и обрубком вместо хвоста, наклонив голову, упрямо, как вкопанный застыл он на гранитном пьедестале. Внешне некрасивый, конь в то же время очень своеобразен, чем и привлекает внимание зрителей.



Скульптор П. П. Трубецкой у памятника Александру III.

Памятник по композиции отвечает всем требованиям монументальной скульптуры: он хорошо воспринимается с дальнего расстояния, и его силуэт одинаково выразителен со всех точек зрения. Язык скульптора лаконичен и прост; отвергая какие бы то ни было аллегорические атрибуты, ваятель создает реалистическую статую.

Что же касается идейного содержания памятника, то, если Клодт в статуе Николая I только наметил критическую характеристику царя, у Трубецкого она приобрела острую злободневность. Когда в кругу друзей Трубецкого спросили, какой смысл вложен в монумент, он ответил: “Не занимаюсь политикой. Я изобразил одно животное на другом” 4.

Но хотя скульптор и не считал себя политиком, в памятнике Александру III он дал острую и злую карикатуру на русское самодержавие, выставив напоказ тупую ограниченность, самоуверенность и жестокость царя-алкоголика, царя-висельника, как его называли в народе.

Памятник самодержцу, похожему на толстого городового, как нельзя лучше символизировал мрачный период царствования Александра III, уставившего виселицами всю Россию.

И сейчас можно только удивляться, как такой памятник мог появиться в столице царской России 5. Сначала монумент получил одобрение в печати. Однако очень скоро под влиянием общественного мнения те же газеты, а за ними и весь официальный Петербург демонстративно отвернулись от скульптора и его произведения. Уже спустя три года городской думе пришлось решать: оставить или снести монумент.

Передовые люди России приветствовали появление бронзовой сатиры, произведения большой обличительной силы. И.Е. Репин писал, что этот памятник “с тупой ограниченностью самодовлеющей тьмы — все так же будет стоять за все отжившее, невежественное на своем буйволе. В этом слитке бронзы стоит перед нами реакционное чудище в солдатском облачении, навеки нерушимое назидание — давилы-невежды — вся эпоха” 6.

Эти слова подтверждают то огромное впечатление, которое памятник Трубецкого производил па современников. Критическое отношение скульптора к действительности, смело воплощенное в царском монументе, было неожиданным и поражающим.

В 1927 году на боковой грани постамента появилось ироническое четверостишие Демьяна Бедного:

Мой сын и мой отец при жизни казнены,


А я пожал удел посмертного бесславья:
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья 7.

В 1936—1937 годах производилась реконструкция площади Восстания, были проложены новые трамвайные пути, а в канун 20-й годовщины Октября был снят памятник 8. В 1939 году по решению исполкома Ленгорсовета конная статуя была передана Государственному Русскому музею.

Когда осенью 1941 года начались бомбежки и артиллерийские обстрелы, во дворе музея был вырыт котлован, но укрыть в нем тяжелую бронзовую статую у сотрудников не хватило сил — начавшаяся блокада быстро отразилась на здоровье людей. Тогда заведующий отделом скульптуры Г. М.Преснов и его немногочисленные помощники стали носить в ведрах и мешках песок с трех барж, стоявших на Мойке. Статую засыпали песком, обшили досками и сверху устроили накат из бревен. Самоотверженный изнурительный труд горстки энтузиастов спас редкое художественное произведение. Прямое попадание крупнокалиберного снаряда толстые бревна раскидало по сторонам, доски разбило в щепы, вверх взметнулось облако песка, показалось пламя, но памятник остался , неповрежденным.

Замечательное произведение П. П. Трубецкого — редкий образец монументальной скульптуры сатирического жанра, бронзовый обличительный документ предреволюционной России.



ч. 1 ч. 2 ч. 3 ч. 4 ... ч. 21 ч. 22