В. В. Нестеров Львы стерегут город

ч. 1 ч. 2 ... ч. 21 ч. 22




В.В. Нестеров

Львы стерегут город


Фотографии Б. Н. Стукалова

Издание: “Художник РСФСР”, Ленинград, 1971



Посвящается Елене Германовне Нестеровой —
жене и помощнице

Книга знакомит с изображениями животных в декоративном скульптурном убранстве Ленинграда.

Автор старался рассказать о многих произведениях анималистической скульптуры, украшающих город на Неве, познакомить читателя с отдельными фактами из истории их создания. В сборе фактического материала для главы “Львы стерегут город” и ее написании активное участие принимал Игорь Григорьевич Алямовский, за что автор приносит ему свою искреннюю благодарность.

Книга не является серьезным искусствоведческим исследованием, ее можно рассматривать как своеобразный путеводитель по огромному городскому музею под открытым небом, экспонатами которого являются конные монументы, скульптурные изображения (статуи и рельефы) различных животных, а также мифических существ. Многие из этих статуй и рельефов представляют несомненный интерес как высокохудожественные произведения изобразительного искусства.

Книга имеет разделы “Примечания” и “Литература”, которые помогут читателю, заинтересовавшемуся темой книги, получить дополнительные сведения.

Автор

Содержание

Конные монументы украшают площади

Кони мчатся над городом

Укротители коней

Львы стерегут город

Понемногу о разных

Львы в пригородах

Три моста в оформлении П.П. Соколова

Мифические существа

Памятник И.А.Крылову в Летнем саду

Поиски продолжаются

Примечания

Литература

Маршрутные схемы


Л.В. Успенский. Книга-подвиг

Об авторах этой книги


Вячеслав Владимирович Нестеров родился в 1918 г. в Ленинграде. В 1941 г. окончил Ленинградский институт киноинженеров. В начале Великой Отечественной войны ушел добровольцем в народное ополчение, находился в рядах защитников Ленинграда; зимой 1942 г. был тяжело ранен и потерял зрение. Награжден орденом Боевого Красного Знамени и медалями. После Великой Отечественной войны написал ряд книг - "Знаешь ли ты свой город?", "Машинопись незрячих", "На досуге", "В часы досуга", - а также ряд статей и очерков.

Борис Николаевич Стукалов родился в 1934 г. в Ленинграде. В течение ряда лет занимается фотографией. Работы Стукалова в основном посвящены Ленинграду - его достопримечательностям, архитектурным памятникам, монументальной и декоративной скульптуре. Многие фотографии Стукалова вошли в подборки открыток и в фотоальбомы ("Аврора", "Ленинградские мелодии", "Павловский парк").

Конные монументы украшают площади


Давно появились на центральных площадях Ленинграда три величественных конных памятника: Петру I — перед Инженерным замком, Медный всадник — на площади Декабристов, Николаю I — на Исаакиевской площади. Четвертый монумент — Александра III — стоял на площади Восстания; в 1937 году он был снят и сейчас находится во дворе Государственного Русского музея.

Четыре конных памятника, четыре бронзовых всадника в одном городе! Такого обилия конных монументов не знавал ни прославленный Рим, ни пышный Париж, никакой другой город.

Конечно, памятники царям, а тем более таким, как жестокий солдафон Николай I, давно могли бы быть сняты. Но эти исторические монументы ценны как замечательные произведения изобразительного искусства, творения талантливых скульпторов и бронзолитейщиков. Как всякое высокохудожественное произведение, они раскрывают перед нами мир прекрасного, воспитывают уважение к таланту и труду замечательных ваятелей прошлого.

Первый в России


В конце XVIII столетия в Петербурге на берегу Фонтанки у Летнего сада с лихорадочной поспешностью был возведен Михайловский дворец — огромное суровое каменное здание с высоким золоченым шпилем, с фасадами, украшенными скульптурными изображениями военной арматуры и вензелями — буквой П с короной и цифрой I.

Подобно средневековым замкам, дворец был хорошо защищен: с севера от Летнего сада его отделяла Мойка, с востока омывали воды Фонтанки, а перед южным и западным фасадами были прорыты каналы — Церковный и Воскресенский с наведенными через них подъемными мостами. Внутри замка имелись потайные ходы и на каждом шагу были расставлены караулы. Неприступный дворец-крепость предназначался для Павла I, и не успели просохнуть стены новой резиденции, как император поспешил укрыться в этом уединенном замке.

Но напрасно болезненно подозрительный Павел I, которому не без основания днем и ночью мерещились заговоры, думал, что здесь он будет в безопасности. Его не спасли ни толстые каменные стены, ни глубокие рвы, ни подъемные мосты, ни усиленная стража. В ночь с 11 на 12 марта 1 1801 года он был задушен в собственной спальне.



Б.-К. Растрелли. Памятник Петру I.

Впоследствии А. С. Пушкин писал:

Глядит задумчивый певец
На грозно спящий средь тумана
Пустынный памятник тирана,
Забвенью брошенный дворец 2.

Бывший Михайловский дворец, впоследствии переименованный в Инженерный замок 3, был построен в 1797—1800 годах архитектором В. Ф. Бренна (1745—1820) по чертежам великого русского зодчего В. И. Баженова (1737—1799).

За прошедшие полтора столетия неузнаваемо изменилось ближайшее окружение замка. Давным-давно засыпаны рвы и сняты подъемные мосты; площадь перед замком — некогда вымощенный камнем, серый и унылый военный плац, где производились парады и разводы караулов, — стала зеленой, на широкой ленте ее газона, идущего посередине аллеи каштанов, много ярких цветов.

Словно помолодел и выглядит приветливо старый замок. Его фасад со стороны Летнего сада имеет вход, оформленный в виде лоджии с колоннами розового мрамора и спускающейся из нее широкой лестницы со статуями Геркулеса и Флоры. Еще более выразителен главный (южный) фасад с высокими обелисками, украшенными военной арматурой, с аттиком и венчающим здание треугольным фронтоном. Перед этим фасадом стоит величественный памятник Петру I — первый конный монумент в России. Кажется, будто император выехал из ворот замка своего правнука и остановился, созерцая прекрасный город.

Всадник возвышается на массивном четырехгранном постаменте, украшенном бронзовыми многофигурными барельефами, повествующими о Полтавской баталии и битве при Гангуте.

Если судить по одежде, то не сразу догадаешься, кто всадник — римский цезарь или русский царь. Лицо же не оставляет сомнений — это Петр I. Высокий крутой лоб, широкий разлет бровей, немного выпуклые глаза, небольшой сжатый рот и волевой подбородок. Огромный, всеобъемлющий ум и необыкновенная энергия и сила воли отражены в чертах несколько полного и округлого, но мужественного лица, обрамленного пышными волосами 4.





Б.-К. Растрелли. Памятник Петру I.

Император, увенчанный лавровым венком, держа в правой руке маршальский жезл, а в левой — поводья, в спокойной и горделивой, полной достоинства позе восседает на мерно шагающем могучем коне.

Всадник облачен в пышное одеяние: богатырскую грудь покрывает панцирь; на широкие плечи накинута роскошная горностаевая мантия с рельефными изображениями двуглавых орлов на ней; на боку, у пояса, тяжелый меч с рукояткой в виде львиной головы, символизирующей власть седока, как и подколенники из львиных полумасок; на ногах — открытые римские сандалии с характерно перекрещенными ремнями 5.

Под стать всаднику и мощный конь с круто изогнутой шеей и длинным пышным, волнистым хвостом; медленно и торжественно, как на параде, вышагивает он, словно гордясь царственным седоком.

Некоторая статичность композиции и чеканная проработка деталей характерны для монументальной скульптуры начала XVIII века — эпохи абсолютизма.

Богато и нарядно выглядит убранство коня: чепрак, то есть подстилка под седлом, представляет собой красивое ковровое покрывало с крупными кистями по нижнему краю, на сбруе множество подвесок, а шлея и уздечка украшены драгоценными камнями. Все детали проработаны очень тщательно.





Б.-К. Растрелли. Памятник Петру I. Фрагмент.

Ритм движения всадника и размеренная поступь коня хорошо ощутимы, когда смотришь на памятник спереди, в фас, но если смотреть в профиль, то седок и конь кажутся застывшими навечно и неотделимо слитыми в один художественный образ.

Величаво спокойна и торжественна поза всадника. Правда, не таким представляется нам царь-плотник, стремительный и неистовый в труде, страшный в гневе, простой в обращении. Но таковы были требования и вкусы XVIII века: изображать царственных особ непременно верхом, в надменно-героической позе, в виде полководца-победителя. И скульптор показал Петра I властным самодержцем, суровым военачальником, победителем шведов.

Работа над памятником началась еще при жизни Петра I и по его распоряжению. Царь не раз бывал за границей и, конечно, знал о величественных конных монументах, украшающих центральные площади столичных городов — Рима, Парижа, Берлина 6.

После решительной победы русских над шведами под Полтавой Петр I задумал на поле битвы воздвигнуть “пирамиду каменную с изображением персоны нашей в совершенном возрасте на коне, вылитую из меди желтой...” 7

Но в ту пору не было скульптора, который мог выполнить такой сложный и ответственный заказ.

В 1716 году по заключенному контракту из Парижа приезжает в молодую северную столицу итальянский скульптор Б.-К. Растрелли и поступает на службу к Петру I 8.

Бартоломео-Карло Растрелли 9 родился в 1670 году 10 во Флоренции, в семье зажиточного горожанина. Он получил разностороннее образование и посвятил себя искусству. Но молодой одаренный скульптор не смог применить свои способности в Италии и был вынужден покинуть родину.





Б.-К. Растрелли. Автопортрет. Фрагмент

Пятнадцать лет прожил Б.-К. Растрелли в Париже, где выполнил ряд работ. Его творчеству этого периода присущи величавая пышность, подчеркнутая парадность и декоративность. Но и в Париже талантливый художник не проявил полностью своего дарования. И когда ему было предложено поступить на службу к Петру I, ваятель подписал контракт и поехал в далекий Санкт-Петербург.

Скульптор знал о развертывающемся строительстве новой русской столицы, его манили перспективы широкой деятельности. И Растрелли не был обманут в своих надеждах. Все лучшие произведения, принесшие ему почет и славу, были созданы им в Петербурге. Россия стала для него второй родиной.

По прибытии в северную столицу иноземец быстро завоевал авторитет. В конце того же года он получает царское распоряжение о создании конной статуи. Воодушевленный оказанным доверием, скульптор горячо принимается за дело. На бумаге рождается эскиз будущего произведения, через год проект воплощается в небольшую свинцовую модель, а еще через год в просторной мастерской ваятеля — “портретном амбаре” — появляется модель “Великого коня”, с которой предполагалось отлить в бронзе статую коня для будущего памятника 11.

Стремясь как можно точнее передать портретное сходство, Растрелли снимает с лица Петра I гипсовую маску и в процессе работы над статуей для конного монумента пользуется ею 12.

В начале 1719 года Петр I посетил мастерскую скульптора и ознакомился с ходом работ по созданию монумента: свинцовая модель памятника получила его одобрение, а вот большой глиняный конь, видимо, чем-то не понравился царю, так как модель коня перестает упоминаться в переписке, а затем исчезает бесследно из мастерской.

Весной следующего года Растрелли получает указание изменить первоначальный проект памятника и создать новую модель монумента, более пышного и торжественного — ведь Северная война была близка к своему победному завершению и полководческая слава Петра все возрастала. 30 августа 1721 года был подписан Ништадтский мир. Заключение мира и провозглашение Петра I императором, а России — империей сопровождались большими торжествами.

В этой обстановке Растрелли работал над моделью, внося в нее все новые и новые изменения. В 1724 году модель памятника высотой 76 сантиметров в основном была закончена и отлита в воске. Петр восседал на могучем коне, у ног которого лежала змея, символизирующая Зависть, в композицию были включены аллегорические фигуры шести добродетелей, статуя реки (видимо, Невы), купидоны, земная сфера; кроме того, скульптор выполнил четыре барельефа для украшения постамента и барельеф вокруг цоколя 13.

Петр одобрил модель, но повеления о продолжении работы и отливке памятника в металле почему-то не последовало. В январе 1725 года Петра не стало; в условиях дворцовых интриг и острой борьбы за власть до монумента уже никому не было дела, вскоре о нем забыли. Растрелли даже не получил вознаграждения и, хотя продолжал плодотворно работать, выполняя новые заказы, не мог примириться с тем, что его лучшее произведение предано забвению.

Минуло еще немало лет. В 1741 году на престол вступила Елизавета, любимая дочь Петра I. Желая показать себя достойной преемницей славных дел Петровых и чтя память отца, она повелевает воздвигнуть памятник Петру Великому.

“Июля 23 дня прошлаго 1743 года, поведено: архитектору графу Растрелию по апробованным от ея императорского величества моделям блаженныя и вечнодостойныя памяти государя императора Петра Великого... портрет сидящий на коне отлить, который ныне чеканною работою расчищается и ко оному надлежит еще делать по апробованной модели с разными приличными украшениями мраморный пьедестал, на котором оной портрет имеет быть поставлен” 14.

И тогда из амбара извлекают позабытую растреллиевскую модель, утвержденную самим Петром I. Но за прошедшее время изменились художественные вкусы: аллегоризм, получивший широкое распространение в начале XVIII века, сдает свои позиции — и модель находят устаревшей. Растрелли понимал это. Несмотря на преклонные годы, ощутив прилив свежих творческих сил, он создает новый проект монумента. Сократилось число аллегорических фигур и барельефов, упростилась композиция: стала более четкой и ясной. Памятник обрел полноту обобщения, главной темой его становится “не борьба за новую Россию, выпавшая на долю Петра, а торжественный апофеоз его исторического подвига” 15.

С 1743 года закипела работа. В течение года была изготовлена небольшая глиняная модель, а по ней, в величину будущего монумента, восковая, предназначавшаяся для отливки памятника в бронзе. Казалось, давняя заветная мечта сбылась. И все же художнику так и не довелось увидеть в металле свое лучшее творение; он умер 18 ноября 1744 года.

Растрелли за долгую и плодотворную жизнь создал около девяноста различных скульптурных произведений 16.

Сын скульптора Бартоломео-Франческо Растрелли (1700—1771) — в России его называли Варфоломей Варфоломеевич — к середине XVIII века получил широкую известность и всеобщее признание как выдающийся архитектор. Он украсил Петербург и его пригороды многими пышными дворцами и особняками в стиле русского барокко. Лучшие его произведения в Ленинграде — Зимний дворец (1754—1762), собор Смольного монастыря (1748—1757), дворец С. Г. Строганова (1750— 1754), дворец М. И. Воронцова (1746 — середина 1750-х гг.); в Петродворце— Большой дворец (1747—1752), в городе Пушкине— Большой (Екатерининский) дворец (1752—1756).

После смерти отца он просил разрешения завершить начатое дело — произвести отливку конного памятника Петру I, на что получил согласие царицы. Были оставлены все мастера, которые работали с отцом; главным помощником был назначен опытный литейщик Степан Копьев. В подготовке и в ходе работ по отливке статуи активное участие принимал мастер Александр Мартелли 17.

Весной 1745 года царица соизволила “апробовать”, то есть осмотреть и утвердить к исполнению восковую модель, а еще через два года конная статуя Петра I была отлита в бронзе и памятник поместили в амбаре при Литейном дворе, где ему суждено было простоять долгие годы.

Выполнив сыновний долг, В. В. Растрелли подает прошение об освобождении его “от смотрения при портретном деле” 18, с тем чтобы заняться зодчеством.

В эти годы он приступает к разработке проекта Зимнего дворца, перед которым задумывает создать большую круглую площадь, обрамленную колоннадой с конным монументом Петра I в центре.

При Екатерине II Растрелли был отстранен от должности придворного архитектора, получил отставку и в 1764 году покинул Петербург.

Новая царица, как и ее предшественница, мнившая себя продолжательницей дела Петра I, также решила украсить столицу конным монументом, а тем самым прославить и свое имя. Самолюбивая Екатерина II отклонила предложение использовать готовый растреллиевский памятник, одобренный Елизаветой. Осмотрев для видимости статую, императрица “апробовать не соизволила, в рассуждении что сделан не таким искусством, каково бы должно представить столь великого монарха и служить ко украшению столичного города Санкт-Петербурга” 19. Екатерина отдает распоряжение “о выливке вновь его ж величества иным образцом другого портрета с пьедесталами и со всеми принадлежностями” 20. Этим новым памятником стал Медный всадник.

Монумент Растрелли, отвергнутый царицей, был установлен в 1800 году перед Михайловским замком по повелению Павла I, который с детства не любил свою мать и поступал наперекор ее желаниям и делам. Он приказал поставить памятник с надписью “Прадеду правнук 1800” перед своей новой резиденцией. Установка памятника великому прадеду возвеличивала Павла I в глазах придворных.

При установке возник неожиданный вопрос: как же поставить конную статую? Если лицом ко дворцу — Петр I будет обращен спиной к городу, им основанному, если же, наоборот, спиной ко дворцу — может вспылить обидчивый Павел. Но царь не прогневался, когда конную статую поставили спиной к замку.

Постамент облицован светло-красным и серовато-белым мрамором, цоколь — из сердобольского гранита. В разработке проекта постамента принимали участие архитекторы Ф. И. Волков, А. А. Михайлов, скульпторы И. П. Мартос, Ф. Г. Гордеев и М. И. Козловский. Задуманные ими украшения в виде корабельной кормы и фигуры льва были отменены, на передней грани постамента был оставлен только герб — двуглавый орел и надпись. Сооружался постамент под наблюдением архитектурного помощника П. Давыдова 21.

На боковых сторонах пьедестала укреплены два бронзовых барельефа, которые по эскизам М. И. Козловского вылепили его ученики И. И. Теребенев, В. И. Демут-Малиновский, И. Моисеев 22. Отливку барельефов в бронзе произвел В. П. Екимов.

На барельефе “Полтавская баталия” справа изображено русское воинство во главе с Петром I, шпагой указывающим в сторону бегущих шведов; рядом с царем — А. Д. Меншиков, предводитель конницы. Гении Победы трубят славу победителям. В облаках изображен рак — знак зодиака, соответствующий июню, так как сражение произошло 27 июня 1709 года. В левой части барельефа показаны шведы, спасающие Карла XII, раненного в ногу.

На барельефе “Гангутский бой” слева — на флагманском корабле Петр I, над ним гений Победы; справа — русские захватывают вражеское судно, за которым видны другие корабли неприятеля. В облаках лев — знак зодиака, соответствующий июлю (бой при Гангуте, где зародилась слава России как великой морской державы, произошел 26—27 июля 1714 года). Заднюю грань пьедестала украшает скульптурное изображение военных трофеев.

В 1941 году, когда фашистские полчища рвались к Ленинграду, жители города бережно сняли конную статую с пьедестала и, оберегая от вражеских бомб и снарядов, зарыли здесь же, на площади. В июле 1945 года всадник снова занял свое место на пьедестале.

Растреллиевский памятник Петру I имеет не только историческое значение как первый и один из лучших памятников основателю города на Неве. Это высокохудожественное произведение русского искусства XVIII века.

В заключение следует ответить на вопрос, который может возникнуть при знакомстве с историей монумента. Царь представлен полководцем, победителем шведов. А бронзовый конь? Уж не изображает ли он любимого коня Петра I, который был с ним в Полтавской баталии?

Известно, что на протяжении долгих лет Петру I верно служил конь, носивший, как ни странно, женское имя Лизетта. Впервые Петр I увидел этого стройного жеребца персидской породы в военном лагере под Ригой, у маркитантов — мелких торговцев, сопровождавших армию в походах. С первого же взгляда конь пленил царя. Петр I тут же выменял его па свою лошадь, дав небольшую придачу.

С той поры Петр I редко расставался с этим конем, который оказался на редкость выносливым: он пробегал в день по полутораста верст “без всякого при том себе вреда и надсады” 23, хотя нес всадника ростом более двух метров.

Петр любил Лизетту, и животное отвечало ему тем же. Рассказывали, что если царь долго не навещал коня, то он убегал из стойла и сам разыскивал своего хозяина; если же почему-либо откладывалась намеченная поездка и оседланную лошадь уводили обратно в конюшню, она “как бы будучи тем обижена, потупляла вниз голову и казалась печальною до такой степени, что слезы из глаз ея выкатывались” 24.



Лошадь Петра I Лизетта.

А случалось, что, когда Петр сидел в палатке или на открытом воздухе за столом среди своих офицеров, Лизетта подходила к шумной компании и охотно пила и ела то, чем ее угощали с царского стола.

На Лизетте император совершил Персидский поход, был в сражении на реке Прут, в знаменитой Полтавской баталии. А после победы Петр I верхом на Лизетте принимал в Москве триумф фельдмаршалов Б. П. Шереметева и А. Д. Меншикова.

Когда лошадь пала, чучело ее 19 августа 1741 года поступило в кунсткамеру — первый музей Петербурга — в том же убранстве, какое было на ней при Петре I: седло из темно-зеленого бархата с золотой вышивкой и золотой же бахромой; под седлом (и поверх потника) надет для украшения матерчатый чепрак из такого же зеленого бархата и тоже с золотой вышивкой и бахромой по краю. Железные стремена висели низко, напоминая о высоком росте хозяина.

Сейчас чучело лошади Лизетты можно увидеть в Зоологическом музее Академии наук СССР.

Есть еще в Ленинграде место, возможно, связанное с Лизеттой: в Кировском районе в начале улицы Калинина находится небольшой деревянный мост через реку Таракановку; близ него, почти у самой воды, стоит небольшая колонна безо всяких надписей. О ней мало что известно. Однако бытует предание, будто бы на берегу реки были похоронены останки любимой лошади Петра I и что колонна — своеобразный памятник животному, а раньше на колонне была фигурка коня.

Невысокий стройный жеребец, каким была Лизетта, ни по своему внешнему виду, ни по убранству вовсе не походил на могучего бронзового коня, которого мы видим перед Инженерным замком. Это — некий конь вообще, рожденный творческой фантазией скульптора.



Колонна на берегу реки Таракаковки


ч. 1 ч. 2 ... ч. 21 ч. 22