Лекция первая основные понятия физиологии возбуждения

ч. 1 ... ч. 7 ч. 8 ч. 9 ч. 10 ч. 11

293

тельные пути. К экстерорецепторам относятся различные кожные рецепторы, вкусовой рецептор и все дистантные рецепторы.

Вторая группа рецепторов — интерорецепторы, расположен­ные, как показывает само название, на внутренней поверхности органов организма. Это так называемые хеморецепторы, предназ­наченные улавливать сдвиги химического состава внутренних сред организма, барорецепторы, воспринимающие сдвиги внутри-полостного давления (например, в сосудах), механорецепто-

ры и др.


Наконец, к третьей группе относятся проприорецепторы, нахо­дящиеся в толще мускулатуры, сухожилиях, связках и сустав­ных поверхностях. Проприорецепторы обеспечивают пуск в ход «собственных» рефлексов двигательного аппарата, участвующих в'Качестве вспомогательных, корригирующих звеньев в двига­тельных актах организма. Проприорецепторы, как и интероре­цепторы, опираются всецело на контактные виды рецепции.

Очевидно, что проприорецепторы играют совершенно исклю­чительную по важности роль в осуществлении механизма об­ратной афферентной стимуляции. Мы не ошибемся, если оценим самый факт существования проприорецепторов (и интерорецеп-торов) как доказательство кольцевого принципа рефлекторной иннервации — кольцевого принципа рефлекторной регуляции функций организма.

В связи с различиями в местоположении и функциональных особенностях различных рецепторов анализаторы организма распадаются на две категории — внешние и внутренние анали­заторы.

Внешние анализаторы осуществляют анализ воздействия из внешнего мира. Следовательно, периферическими звеньями внешних анализаторов являются экстерорецепторы, причем и кон­тактные, и дистантные.

Внутренние анализаторы предназначены воспринимать и ана­лизировать раздражающие сигналы из внутренних сред и орга­нов организма. Рецепторами внутренних анализаторов являются интеро- и проприорецепторы. Другими словами, внутренние ана­лизаторы в своей аналитической деятельности опираются исклю­чительно на контактную рецепцию.

Остановимся в самых кратких чертах на вопросе, неоднократ­но затрагиваемом в предыдущих лекциях: на путях эволюции рецепторов, а следовательно, и анализаторов.

В процессе фило- и онтогенетического развития в первую оче­редь возникает и созревает контактная рецепция и связанные с нею системы внутренних и внешних анализаторов. Во вторую ^чередь возникает дистантная рецепция, обеспечивающая посту­пательное развитие внешних анализаторов организма. Своеоб­разное исключение из этого — относительно позднее формирова­ние в онтогенезе человека двигательного анализатора, относяще-

294


гося по физиологическим чертам в основном к категории внутренних анализаторов. Возможно, что здесь проявляются специфические особенности эволюции именно организма чело­века, так как двигательный анализатор человека — это не толь­ко аппарат анализа передвижения тела или частей тела в про­странстве, но и средство высшего анализа трудовой деятельности, а вместе с тем и речевой функции человека.

Развитие анализаторов в связи со сложной множественной структурой их — сложный процесс. Пути созревания корковых звеньев и нервных связей уже были рассмотрены в предыдущих лекциях. Развитие периферических звеньев анализаторов, как таковых, идет путем постепенного усложнения их структуры.

Достаточно сопоставить структуру эпителиально-мышечной клетки или голых нервных окончаний, представляющих собой периферический аппарат болевой рецепции, со строением сет­чатки или кортиева органа, чтобы понять, что в процессе фило­генетической эволюции имела место чрезвычайная структурная специализация рецепторов, направленная на обеспечение вое-приятия сложных суммарных дистантных воздействий извне.

Эволюция физиологических свойств рецепторов идет в на­правлении роста возбудимости их к адекватным раздражителям. Если чувствительность к болевым раздражителям голых окон­чаний сензорных нервов мало чем отличается от болевой чувст­вительности самих нервов, то возбудимость сетчатки или (тем более) кортиева органа по отношению к адекватным раздражи­телям в миллионы раз превосходит возбудимость зрительного или слухового нервов.

Эволюционный рост возбудимости к адекватным раздражите­лям отчетливо выступает и в функциях какого-либо одного вида рецепции организма, например, контактной. Наименьшей возбу­димостью из видов кожной контактной рецепции характеризуют­ся, как мы указывали, наименее специализированные в струк­турном отношении болевые рецепторы. Позже возникающая тем­пературная рецепция, представленная уже примитивным воспринимающим аппаратом, обладает и большей чувствитель­ностью к адекватным раздражителям — изменению температу­ры как в сторону увеличения ее (тепловая рецепция), так, в осо­бенности, в сторону снижения ее (холодовая рецепция). Высшая из видов кожной рецепции — тактильная рецепция — является уже совершенным физиологическим прибором, обеспечивающим сложные формы восприятия внешнего мира.

Подобные зависимости имеют место и в онтогенезе. Сказан­ное иллюстрирует простой опыт. Если предложить человеку с заложенными за спину руками осторожно подойти к горячей пе­чи, то при контакте рук с печью он ощутит сначала лишь так­тильное раздражение — прикосновение к печи, затем тепловое ощущение и лишь в третью очередь во времени срабатывает ма-

295

ло возбудимая болевая рецепция, давая ощущение боли. Эта последовательная гамма ощущений хорошо демонстрирует раз­личия в возбудимости отдельных видов кожной рецепции.



Эволюционное развитие связано с нарастанием функцио­нальной подвижности и адаптационной способности рецепторов. Эти черты способствуют прогрессирующему росту срочности восприятия раздражений из внешнего мира при использовании в качестве воспринимающих аппаратов высших форм рецепции. Укажем здесь, что болевая рецепция по существу не адаптирует­ся к раздражителям. Болевой раздражитель сигнализирует ор­ганизму незатухающие болевые ощущения в течение всего вре­мени его действия. Нет сомнения, что эта низкая аккомодацион­ная способность болевой рецепции, самой грубой, реагирующей по существу лишь на альтерирующие, вредящие организму воз­действия, имеет высокий биологический смысл. Именно эти не­затухающие болевые ощущения влекут за собой приспособитель­ные реакции организма, направленные на удаление раздра­жителя.

С этих позиций можно понять и высокую адаптационную спо­собность дистантных рецепторов. Источник раздражения нахо­дится вне организма, не оказывая ему прямого вреда. При дли­тельном монотонном воздействии он превращается в своеобраз­ный фон существования организма, теряя непосредственное биологическое значение как разрешитель важных реакций. Вы­сокая адаптационная способность и является физиологическим механизмом, снижающим физиологический эффект этого «фо­нового» неактуального раздражителя и создающим условия для реагирования данного рецептора на новые, более существенные в биологическом отношении раздражители.

Эволюция рецепторов раскрывает перед нами пути совершен­ствования механизмов уравновешивания организма со средой.

Разумеется, в организме нет «лишних» ненужных рецепто­ров. Даже в совершенном организме человека простейшие, при­митивные рецепторы несут очень важную для организма функ­цию (как, например, болевая рецепция).

Тем не менее, возникновение новых рецепторных систем, рас­ширяющих сферу восприятия внешнего мира, обогащает орга­низм новыми и новыми пусковыми механизмами для ответных реакций.

Контактная рецепция в условиях натурального существова­ния организма обеспечивает в основном более простые безуслов-норефлекторные приспособительные реакции организма. Возник­новение совершенных, высоковозбудимых, срочно реагирующих и срочно адаптирующихся к раздражению дистантных рецепто­ров явилось определяющим фактором в возникновении новых, не­измеримо более совершенных форм уравновешивания организма со средой и прежде всего с внешней средой существования, в

296

основе которых лежит условнорефлекторная деятельность нерв­ной системы.



Сделаем общий вывод. В процессе филогенеза возрастает специализация отдельных рецепторов, а следовательно, и ана­лизаторов, что идет параллельно увеличению общего числа ре­цепторов и анализаторов и усовершенствованию форм взаимо­действия корковых звеньев анализаторов. Этот процесс эволю­ционного развития обеспечивает совершенство восприятия внеш­него мира высшими животными и в- особенности человеком.

ЛЕКЦИЯ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

ДВИГАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗАТОР

Из анализаторов организма высших животных и в особен­ности человека особая по важности роль принадлежит двига­тельному анализатору.

Перед тем как рассмотреть двигательный анализатор, крат­ко охарактеризуем связанную с ним систему рецепторов — сис­тему интерорецепторов.

Нам уже известно, что интерорецепторы представляют собой периферический отдел внутренних анализаторов, адекватным раздражителем которых являются изменения внутренней среды организма. Таким образом, общее основное отличие интероре­цепторов от экстерорецепторов — их предназначение восприни­мать раздражения из внутренних сред организма, другими сло­вами, сигнализировать изменения, происходящие в самом орга­низме.

Основные принципиальные черты строения внутренних ана­лизаторов сходны с чертами строения внешних анализаторов. Внутренний анализатор построен из периферического рецептор-ного аппарата — интерорецепторов, центростремительных нервов и центрального конца — группы клеток в коре больших полуша­рий, обусловливающих ощущения, возникающие по поводу раз­дражения интерорецепторов.

Ощущения, возникающие при аналитической деятельности внутренних анализаторов, отличаются отсутствием точной лока­лизации и неопределенностью качественной окраски. Заимствуя терминологию И. М. Сеченова, можно назвать эти ощущения «темными чувствами».

Что ответственно за эти особенности возникающих ощуще­ний — примитивное, малодифференцированное строение интеро­рецепторов, качественная и количественная сторона возникаю­щего в них по поводу адекватного раздражения возбуждения или особенности физиологических свойств соответствующих об­ластей коры больших полушарий,— в настоящее время остает-

297


ся неясным. Есть основания думать, что все три причины накла­дывают свой отпечаток на специфику конечного эффекта, отоб­ражающего собой общий, более низкий уровень развития внут­ренних анализаторов.

Можно допустить, что высокий удельный вес гуморального фактора в регуляции внутренних органов, обеспечивая диффуз­ный характер раздражения, в значительной мере определяет диффузный же характер и ответных ощущений.

«Темный» диффузный характер ощущений может быть свя­зан причинной связью и с низкой адаптационной способностью и функциональной подвижностью интерорецепторов, создающих условия для длительной афферентной импульсации коркового звена анализатора.

Рефлекторные реакции, возникающие в ответ на раздраже­ние интерорецепторов, отличаются, как правило, узким местным характером; это обычно ответ той системы органов, на интеро-рецепторы которой падает непосредственное раздражение из внутренних сред организма.

Нет сомнения, что ведущая роль в этих рефлекторных меха­низмах принадлежит так называемым «собственным» рефлексам. По отношению к этим механизмам особенно отчетливо выступа­ет кольцевой принцип рефлекторной деятельности нервной сис­темы.

К числу внутренних анализаторов надо отнести, судя по ана-томо-физиологическим характеристикам его, и двигательный ана­лизатор. В пользу этой классификации свидетельствует и распо­ложение его рецепторов (проприорецепторов), и местный характер обеспечиваемых им рефлекторных реакций, и неопре­деленность ответных ощущений.

Существенным отличием двигательного анализатора от всех других внутренних анализаторов является биологическое значе­ние деятельности двигательного анализатора.

Роль внутренних анализаторов заключается, как известно, в регуляции работы внутренних органов, т. е. в поддержании по­стоянства целостного существования организма за счет обеспе­чения гармонической совместной деятельности его частей.

Физиологическая роль двигательного анализатора заключа­ется в тонком анализе и точной координации движений тела в пространстве или частей тела относительна друг друга. Другими словами, двигательный анализатор, по крайней мере по отноше­нию к скелетной мускулатуре тела, осуществляет связь организ­ма с внешней средой существования, являясь существенным зве­ном физиологических механизмов уравновешивания организма

со средой.

В основе деятельности двигательного анализатора лежит не­прерывный поток импульсов с рецепторов, сигнализирующих о выполнении текущего двигательного акта. Именно эта непрерыв-

298


ная афферентная импульсация соответствующих зон коры боль­ших полушарий и является физиологической базой текущего контроля, а следовательно, и регуляции двигательных актов.

Субъективные ощущения, возникающие в связи с этой аффе­рентной импульсацией с проприорецепторов, несмотря на не­достаточную определенность качественной стороны («темное чув­ство»), дают представления о положении тела и его частей в про­странстве.

Адекватным раздражителем для двигательного анализато­ра является сокращение или растяжение мышц, сухожилий, т. е. любые изменения текущего состояния двигательного аппарата.

Рецепторы двигательного анализатора расположены во всех частях двигательного аппарата — мышцах, сухожилиях, связ­ках и суставных поверхностях. Можно сделать вывод, что рецеп­торы, или, точнее, проприорецепторы, двигательного анализатора относятся к категории интерорецепторов, называемых механо-рецепторами.

Афферентный путь двигательного анализатора состоит из трех нейронов. Клеточное тело первого нейрона расположено или в межпозвоночных спинномозговых ганглиях, или, в зависимости от уровня иннервируемой мускулатуры, в соответствующих яд­рах черепномозговых нервов. Клетки вторых нейронов находят­ся или в ядрах Голля и Бурдаха продолговатого мозга, или опять-таки в ядрах головного мозга, расположенных на более высоком уровне центральной нервной системы. Наконец, клетки третьего нейрона заложены в ядрах бугров промежуточного мозга.

-Корковая область двигательного анализатора захватывает переднюю стенку центральной борозды и примыкающую к ней часть прецентральной извилины.

Дополнительной, очень существенной, морфологически вполне самостоятельной частью двигательного анализатора является вестибулярный аппарат — периферическое звено анализатора по­ложения и движения головы у наземных животных. Вестибуляр­ный аппарат расположен в полости височной кости и составляет собой специальный отдел внутреннего уха. Вестибулярный аппа­рат построен из двух частей, имеющих специализированную функцию: отолитового аппарата, состоящего из овального и круг­лого мешочков, и трех полукружных каналов. Полость вестибу­лярного аппарата заполнена эндолимфой. Существенной частью вестибулярного аппарата, как рецептора движения головы, яв­ляются чувствительные волосковые клетки — окончания волокон сензорных нервов, расположенные на особом выступе стенки вес­тибулярного аппарата. Над волосковыми клетками находится особая покровная перепонка из студенистой массы, в которую по­гружены волоски чувствительных клеток. Покровная перепонка отолитового аппарата содержит кристаллические образования — отолиты, расположенные на волосках волосковых клеток.

299


Раздражение рецепторов вестибулярного аппарата происхо­дит при перемещении головы в пространстве относительно тела. Адекватным раздражителем для отолитового прибора является наклон головы, приводящий к растягиванию волосков чувстви­тельных клеток отолитами смещающейся покровной перепонки. Отолитовый прибор предназначен реципиировать изменения пря­молинейного движения тела, всегда проявляющиеся, в силу инер­ции, в изменении угла наклона головы относительно тела.

Для полукружных каналов, не содержащих отолитов, аде­кватным раздражителем служит изменение давления эндолим-фы на покровную перепонку, а следовательно, и на волосковые клетки. Полукружные каналы реципиируют изменения направ­ления движения.

Обе рецепторные системы вестибулярного аппарата при их совместном функционировании осуществляют точное восприятие всех изменений движения тела в пространстве. Сигнализация с вестибулярного аппарата о положении головы относительно тела ведет к рефлекторной перенастройке, перераспределению тону­са скелетной мускулатуры тела, главным образом шейной мус­кулатуры, в целях сохранения равновесия тела.

Афферентный нервный путь вестибулярного прибора пред­ставлен тремя нейронами. Ганглий первого нейрона расположен во внутреннем слуховом проходе, клетки второго нейрона нахо­дятся в ядрах продолговатого мозга. Клетки третьего нейрона в зависимости от области иннервируемой мускулатуры находят­ся или в различных отделах головного мозга, или в спинном мозгу.

Центральный отдел вестибулярного аппарата расположен в височной области коры больших полушарий в непосредственном соседстве с корковыми областями слухового анализатора.

Таким образом, двигательный анализатор и в структурном, и функциональном отношении представляет собой сложный фи­зиологический прибор, вернее систему физиологических прибо­ров, осуществляющих контроль над всеми двигательными ак­тами, производимыми организмом и обеспечивающими за счет эфферентных рефлекторных влияний тонкую регуляцию этих двигательных актов.

Деятельность двигательного анализатора направлена на ана­лиз текущего двигательного акта и на внесение в него рефлек-.торным путем необходимых поправок, способствующих достиже­нию наиболее выразительного конечного эффекта этого двига­тельного акта.

Любой двигательный акт представляет собой сложное сочета­ние во времени сократительных реакций различных мышц, воз­никающих в ответ на эфферентные импульсы со стороны цент­ральной нервной системы.

В ряду живых образований лишь мышечная ткань приобре-

300


ла в процессе эволюционного развития способность к сокраще­нию, т. е. к перемещению в пространстве, к движению клетки вдоль своей длинной оси. Из совокупности сократительных дви­жений отдельных миофибрилл, составляющих мышечные волок­на, и мышечных волокон в целом складывается общее суммарное сокращение целостных мышц, лежащих в основе любого двига­тельного акта.

Особенности двигательного акта являются сложной функцией от числа участвующих в его создании мышц, от их анатомо-фи-зиологических характеристик и от формы сократительной актив­ности мышц.

Характер сократительной деятельности мышцы в свою оче­редь является функцией, с одной стороны, от текущих особеннос­тей раздражения мышцы и, с другой стороны, от конкретных физиологических свойств ее.

Существуют две основные формы натуральной, нормальной сократительной активности мышц, лежащие в основе любого дви­гательного акта,— тоническая и тетаническая активность.

Чтобы понять физиологическую природу этих состояний ак­тивности, необходимо вспомнить, что мышечный аппарат чело­века и высших животных представлен двумя видами мышечной ткани — поперечнополосатой и гладкой, резко отличающимися друг от друга особенностями физиологических свойств и функ­циональных отправлений.

Гладкие мышцы, клетки которых построены из недифферен­цированных миофибрилл, характеризуются низкой возбудимо­стью, малой скоростью возбуждения, т. е. низкой функциональной подвижностью, или лабильностью, а также низкой скоростью со­кращения, или низкой мобильностью. Вместе с тем для гладких мышц характерна способность к «автоматии» — к воспроизведе­нию повторных приступов сократительной активности по поводу изменения химического состава внутренних сред организма. Та­ким образом, наряду с низкой возбудимостью по отношению к быстродействующему раздражителю гладкие мышцы обнаружи­вают высокую чувствительность к действию различных химиче­ских раздражителей. Есть основания полагать, что дополнитель­ной физиологической чертой гладких мышц является их низкая адаптационная способность.

Гладкие мышцы образуют стенки внутренних полых органов: кишечного тракта, сосудов, мочеточников, мочевого пузыря, про­токов печени. Функция этих мышц состоит в том, что, сокраща­ясь, они продвигают содержимое этих полых органов. Особенно­сти этой функции тесно связаны с физиологическими свойствами гладкой мускулатуры.

Существенно иные структура, физиологические свойства и функциональные отправления поперечнополосатых мышц, пред­ставляющих собой скелетную мускулатуру.

301

Волокно поперечнополосатой мышцы построено из параллель­но расположенных миофибрилл, в структуре которых можно ус­мотреть определенную специализацию, разделение на сегменты различного функционального значения. Топография этих сегмен­тов в сложной системе волокон, создающая картину поперечной исчерченности мышечной ткани, обеспечивает срочность и выра­зительность сократительной реакции скелетной мышцы.



Поперечнополосатая мышца обладает относительно высокой возбудимостью и функциональной подвижностью, уступая в этом отношении в сравнительно-физиологическом ряду лишь иннерви-рующим ее сензорным и двигательным нервным волокнам. Высо­кая скорость сокращения, являющаяся прямым следствием высо­кой функциональной подвижности, определяет собой особые срочные фазные формы реакции скелетной мышцы на воздейст­вие извне. Скелетная мышца не проявляет тенденции к «автома­тической» деятельности, что закономерно увязывается, с одной стороны, со снижением чувствительности поперечнополосатой мышечной ткани к неадекватному химическому раздражителю, а с другой стороны, свидетельствует об относительно высокой ак­комодационной способности их.

Функциональные отправления скелетных мышц направлены на обеспечение передвижения тела или его частей во внешней среде существования организма.

Адекватным раздражителем мускулатуры тела в естественных условиях существования организма являются иннервационные эфферентные влияния со стороны центральной нервной системы. В силу парабиотического характера центрального возбуждения эти изменения складываются как из неволновой градуальной со­ставляющей, так и из ритмической импульсации волнового типа. Решающее рабочее значение в формировании сокращения мышц играет волновая составляющая возбуждения — ритмика волно­вых эфферентных импульсов, зависящая от ряда определяющих причин: области генерации их в центральной нервной системе, те­кущего функционального состояния и уровня возбуждения этой области, физиологических свойств эфферентного нервного пути.

При рассмотрении вопроса о природе форм сократительной реакции гладкой и поперечнополосатой мышц необходимо учесть все эти обстоятельства.

Гладкая мускулатура тела связана с центральной нервной системой через непрямую вегетативную эфферентную иннерва­цию. Уровень центральной регуляции сокращений гладкой мус­кулатуры соответственно низок. Высший отдел центральной нерв­ной системы — большие полушария — имеет лишь непрям.ое от­ношение к сократительной деятельности гладких мышц, осуществляя свои влияния, минуя выпрямленный пирамидный путь, лишь через многонейронную экстрапирамидную систему. Поэтому гладкие мышцы получают в порядке эфферентной сти-

302


муляции многократно трансформированный в межнейронных свя­зях редкий ритм волновых импульсов.

Деятельность скелетных мышц — в основном прямое следст­вие волновой импульсации с двигательных зон высшего отдела центральной нервной системы — коры больших полушарий, осу­ществляемой через пирамидный нервный путь. Эти условия опре­деляют собой высокий ритм волновой эфферентной стимуляции скелетной мускулатуры.

Как известно, мышечная ткань способна отвечать на ритми­ческое раздражение извне двумя основными формами сократи­тельной активности — тетанической и тонической.

Тоническая активность, или тонус, мускулатуры представляет собой длительное во времени, относительно незначительное по амплитуде, высокоэкономичное в энергетическом отношении со­кращение. Мышечные приборы, предназначенные развивать дли­тельную активность, не требующую большой экономической ра­бочей отдачи, работают, как правило, на режиме тонической со­кратительной деятельности.

Тоническая активность связана с низкой функциональной по­движностью, низкой мобильностью мышцы и возникает в ответ на редкий ритм центральных импульсов. Тоническое сокращение является адекватной формой деятельности гладкой мускулатуры в натуральных условиях существования организма.

Другой формой сократительной активности мышцы является тетаническое сокращение, или тетанус. Тетанус представляет со­бой относительно длительное суммарное сокращение мышцы, воз­никающее в ответ на высокую ритмику раздражения. Амплитуда тетанической реакции мышц, возникающей в ответ на соответст­вующий оптимальный для мышцы ритм нервных импульсов, мо­жет быть очень высока. Соответственно велики и энергетические траты, сдпровождающие этот режим активности.

Все произвольные движения, равно как все срочные, фазные двигательные акты, имеют в основе своей тетаническую форму активности мышцы. Поэтому адекватной формой сократительной реакции высоколабильной скелетной мышцы на эфферентную стимуляцию является именно тетаническая форма ответа.

Укажем здесь, что тетаническая активность лимитируется про­


цессом утомления, являющимся естественным следствием боль­
ших энергетических затрат. В связи с этим к числу важных з
физиологии мышечного труда относится решение вопроса р
ламентации периодов деятельности и отдыха для каждого
тельного прибора. "~*""**

Во избежание тяжелых ошибок в оценке тельного аппарата человека и высших животу черкнуть, что скелетная поперечнопол<«Щ1~~ дает способностью не только к тетод " ной активности, но и к тониче<

бой двигательный акт, любое перемещение тела или частей тела в пространстве неизбежно связано с необходимостью поддержа­ния равновесия, обеспечения определенной рабочей позы орга­низма и отдельных частей организма. Эти длительные во време­ни сокращения отдельных скелетных мышц имеют тоническую природу.

Подавляющее число физиологов связывают тоническую дея­тельность скелетной мускулатуры с наличием в поперечнополоса­тых мышцах наряду с высокоподвижными волокнами, рассчитан­ными на осуществление тетанической формы активности, и спе­циальных тонических волокон. Эти тонические волокна имеют более низкую функциональную подвижность и, реагируя на низ­кие ритмы иннервационных влияний, развивают тоническую, дли­тельную во времени стойкую мышечную активность.

Отдельные скелетные мышцы, например мышцы шеи, пред­назначенные в основном обеспечивать позу головы относительно тела, представлены преимущественно тоническими волокнами, что и накладывает отпечаток на весь характер их двигательной ак­тивности.

Редкая ритмика эфферентной стимуляции является здесь не­посредственным следствием уровня центральной иннервации этих мышц.

В настоящее время, в особенности после классических иссле­дований А. А. Ухтомского, не существует уже сомнений в том, что одни и те же скелетные мышцы способны, в зависимости от конкретных условий эфферентной импульсации — переменного ритма нервных импульсов, осуществлять обе формы сократи­тельной активности — и тетаническую, и тоническую. Эти рабочие перестройки двигательного прибора имеют в основе своей вре­менные и переменные изменения текущих физиологических свойств мышечной ткани.

Из сочетания тетанической и тонической деятельности раз­личных скелетных мышц или мышечных волокон формируются все виды двигательных актов организма.

Что представляет собой физиологическая природа двига­тельного акта, контролируемого и направляемого деятельностью сложного двигательного анализатора?

Все движения по механизму своего возникновения и осущест­вления являются двигательными рефлексами, различающимися между собой по степени сложности иннервационных влияний, а следовательно, и по степени сложности и качеству конечного рабочего эффекта.

Двигательные рефлексы должны быть подразделены на без­условные и условные.

Основным механизмом первой категории двигательных актов являются собственные рефлексы системы органов двигательного аппарата, когда возбуждение проприорецепторов определенных

304

мышц и связанных с ними.сухожилий или суставов приводит к проявлению рефлекторных сдвигов в сократительной деятель­ности этих же мышц. В основе собственных рефлексов двига­тельного аппарата лежат короткие малонейронные, иногда даже двухнейронные дуги.



Однако в естественных условиях существования организма каждый безусловнорефлекторный двигательный акт осуществ­ляется деятельностью различных мышц. В этих даже относитель­но простых двигательных актах, помимо собственных рефлексов с проприорецепторов действующего двигательного прибора, при­нимают участие и двигательные рефлексы, возникающие под влиянием адекватного раздражения рецепторов самых разнооб­разных анализаторов, прежде всего вестибулярного аппарата, затем кожной рецепции и, наконец, рецепторов любого другого анализатора — слухового, зрительного и др. Так, например, пе­редвижение тела в пространстве всегда сопровождается рефлек­торной перестройкой тонического напряжения мышц шеи, пред­назначенных удерживать голову в естественном для данного ор­ганизма положении за счет афферентной импульсации с вестибулярного аппарата.

Чрезвычайно велика роль кожной тактильной рецепции в фор­мировании двигательных актов. Каждое мышечное движение обязательно ведет к раздражению тактильных рецепторов соот­ветствующего участка кожного покрова. Афферентная сигнали­зация с этих рецепторов — мощный фактор корригирования те­кущего акта мышечной сократительной деятельности.

Природа ориентировочных двигательных рефлексов связана с активностью всех без исключения контактных и дистантных анализаторов. Иррадиация возбуждения с корковых звеньев этих анализаторов на эфферентные нейроны двигательного при­бора служит причиной возникновения ответных двигательных рефлекторных актов.

Чем большее число анализаторов принимает участие в допол­нительном формировании двигательного акта, тем сложнее и совершеннее конечный результат этого акта.

Наряду с категорией безусловных двигательных рефлексов существуют условные двигательные рефлексы. К этой последней категории относятся все движения, которым человек или живот­ное обучилось в течение жизни.


ч. 1 ... ч. 7 ч. 8 ч. 9 ч. 10 ч. 11