Лекция №1 Начинаем второй раздел нашего курса

ч. 1 ... ч. 4 ч. 5 ч. 6 ч. 7 ч. 8 ч. 9

2. Проблемы выделения базовой и ситуативной мотивации


Вы знаете, основа этой проблемы состоит вкратце в следующем... Здесь мы уже не выделяем виды мотивов как таковые. Здесь каждый новый появляющийся в описании вид – это не просто реальность, а открытая, с определен[имями], теоретическая позиция. С самого начала суть теоретической проблемы в таком вопросе – где находится источник побуждения к действию?
И ответов принципиально два. Причем один превратится в поиск базовой, а другой – ситуативной мотивации.

1. Источник побуждения внутри субъекта.

Внутренний источник движения сродни представлениям аристотелевской физики. Камень падает на землю, потому что земля – источник притяжения. Источник – внутри тела.

Другой ответ: источник движения – взаимодействие тел. Галилей.

На психологическом языке: источник мотивации раскрывается при взаимодействии субъекта с объектом.
Ка[ждый] теоретический вопрос всегда обладает одним свойством. Запрещено, во всяком случае, некорректно задавать вопрос «Какой ответ правильный?» Это – два разных исследовательских пути. И рез[ультат]... может быть интересен как в том, так и в другом плане.
Заглядывая в контексты кого-то из вас [я увидел, что] этот вопрос наиболее четко подкреплен семинарским материалом, [по­э­то­му] про базовую мотивацию – совсем коротко.

Исследователем базовой мотивации, если избирать... имя – это Уильям Мак-Дауголл. У него были единомышленники. Известные имена – необихевиорист Эдвард Толмен, который, когда вводил понятие промежуточной переменной,... заговорил о внутренних детерминантах поведения. Заметим – внутренних, и вспомним о Мак-Дауголле. Это – классические бихевиористы и психоаналитики.


Суть базовой мотивации такова. Основные положения:

1. Первое и главное: при таком анализе мотивационная сфера разделяется, по крайней мере, на два уровня. Эти уровни – базовый и производный. По-другому – первичный, вторичный.

2. Далее. Базовый уровень мотивации как правило считается генетически заданным, врожденным, поэтому соответствующая концепция мотивации обычно рассматривает ее довольно простым образом: базовый уровень – врожденный, производный – приобретенный.

Добавим сюда. Раз есть производный уровень, раз есть некая приобретенная мотивация, значит, должен быть механизм ее приобретения или механизм преобразования базовой мотивации в производную.

3. Наконец, третье. Если пошире посмотрим на эту проблематику, то ... Базовый – изначальный для анализа.

Здесь помимо названных имен присоединятся такие имена как, например, автор... опросника по... базовой мотивации... Р.Кеттелл. Создатель основного проек[тивно]-личностного теста...

Г.Мюррей – «ТАТ».

Там получится, что базовыми являются потребности и мотивы, не анализируемые далее, изначальные для данного способа анализа. Грубо говоря, нет инструмента, чтобы выделить нечто более элементарное.

У Кеттелла – факторный анализ.

У Мюррея – проективный тест, психологический.

И в том, и в другом общее – применяемое средство анализа определяет результат. И результат далее не различается, именуется базовый, изначальный.
Из того, что нам известно... Основные понятия Мак-Дауголла были изложены в первом семестре.

Основное понятие Мак-Дауголла – инстинкт или склонность. Если мотивацию, не только животных, но и человека, называют инстинктивной, то предполагается, что речь идет о мотивации биологической, врожденной.

Но основной критерий – выделения инстинктов или склонностей по Мак-Дауголлу. Врожденные эти инстинкты получаются как бы сами собой. А критерий – инстинкт – это внутренний источник поведения, причем такой источник, который восстанавливается во времени.

Внутренний источник поведения, который восстанавливается во времени.


В Хекхаузене – 6 признаков инстинкта по Мак-Дауголлу... Инстинкт изначально присущ субъекту, побуждает к действию. Действие является результативным и снижает напряжение.

Самое главное: затем инстинкт спонтанно возобновляется. Если ... – перманентный, постоянный источник движения.


В первом семестре говорили, что Мак-Дауголл отказался от слова инстинкт под давлением критики, потому что если говорить «инстинкт»..., то его ученик – этолог К.Лоренц – в инстинкте можно изучать только двигательную часть, поведение, а Мак-Дауголл хотел изучать не только и не столько поведение, сколько нечто другое... Операциональным способом, средством выделения инстинкта было наличие его ядра.

Сегодня уже рисовали картинку, что мы делаем базовое... Выделяем единство познавательных, волевых, моторных компонентов.

Лоренц: инстинкт – изучает только моторное...

А Мак-Дауголл считал как теоретик, что ядром инстинкта является эмоциональный импульс.

Мотив, базовая потребность включает в себя все три компонента. Но ядро инстинкта – эмоциональный импульс. Инстинкт – бегство, эмоция – страх. [Инстинкт –] любознательность, эмоция – удивление. Родительский инстинкт; ядро – чувство нежности...

...Описание инстинктов... по названию склонностей есть в семинарском материале...


Мак-Дауголлу не удалось подобрать эмоциональные импульсы для всех базовых склонностей. Мак-Дауголл сохранился в истории как автор не теории, а концепции склонности, где многое зависит от принятых постулатов.
Каждый такой автор выделяет базовую мотивацию. И он выделяет механизм ее преобразования – появление новых мотивов, по Лоренцу – механизм запечатления, импринтинга. Результат запечатления – это производная потребность.

Аналогичная конструкция – бихевиоризм.

Бихевиоризм нельзя счит теорию мотивацию. Бихевиористы не изучали [непосредственно] мотивацию. Изучали мотивацию по поведенческим, моторным проявлениям.

Для бихевиористов мотивация – базовое условие поведения. Вряд ли ждать от бихевиористов перечня мотивов.

Здесь первичные мотивы бихевиористы называют драйвами. А механизм преобразования безусловных потребностей – это механизм научения.

Если для Мак-Дауголла принц[ипиально] выделять сами базовые потребности, а далее импринтинг был объяснен Лоренцом,... то у бихевиористов меняются пункты изучения, сама точка зрения. Врожденная, безусловная мотивация специально не изучается, но предполагается; а вот видов преобразования открывается несколько...


Следующая теория – классический психоанализ. Поскольку и с ним знакомы, не хотел бы останавливаться подробно.

По Фрейду базовую мотивацию иногда тоже переводят словом «ин­стинкт». Но по-русски – влечение. Нам известно, каково содержание влечения – либидозная энергия. Она динамична, она источником обязательно имеет тело – это принципиально для Фрейда. Она является источником и побуждения к действию. Другое дело, что этот источник подлинного побуждения к действию всегда должен быть объектно определен, у увлечения должен быть объект...

И здесь впервые мы открываем очевидное: полную базовую потребность можно определить тогда, когда она опредметилась, получила свой объект. Эту объективацию потребности называем механизмом образования новых мотивов. Первичная энергия одна, ее объекты – широки и разнообразны.
Есть несколько названий для такого преобразования. Я упомяну только одно. Еще и потому, что у Фрейда это – единственный вариант адекватной психологической защиты личности...

Это слово неправильно переводится на русский язык вообще... Если его переводить, то будем вынуждены перевести как вытеснение. А словечко «вытеснение» не всегда подходит для сути дела.

Потому что вытеснение... Природная энергия – это телесная энергия, динамичным фонтаном бьет снизу. А по-русски есть еще и вытеснение вниз – подавление. В данном случае – сублимация, не подавление. Сублимация по-русски – высвобождение энергии, т.е. по метафоре Фрейда природная энергия как бурная вода проникает в человеческую деятельность, и разные виды активации – прорывают канал для бурной воды. Задать канал – ... Как бы помещает себя (природная энергия) в культуру.
Психоанализ уже становится нестрогим примером для изучения базовой мотивации... Получаем не базовую как врожденную, а как изначальную. У Адлера – чувство общности как начало развития личности.

Во-первых, чувство общности – врожденная потенциальность. Он отдал дань традиции, заговорил о врожденности чувства. И в то же время – потенциальность, врожденность. Возможность... может быть связана с комплексом неполноценности.


Еще интересен Юнг. Красивое представление о базовых мотивах.

1. Это – не единичные мотивы.

Юнга нельзя считать чистым психологом мотивации; [он,] прежде всего, психолог личности. Почему? В качестве единицы берет не отдельные мотивы, а мотивационные ситуации, архетипы; ситуации, представленные в архетипах – ... личностных проблем.

Архетип – это образец для постановки проблем.


Смотрите, сколь широко мы шагаем и сколь далеко ушли от Мак-Дауголла, хотя остаемся в рамках единого... пути...
Юнговские архетипы – мотивационные ситуации, ситуации развития – образцы для постановки и возможного решения проблем; образцы, заполняемые в индивидуальном опыте...
Вернемся к Мак-Дауголлу благодаря тому замечательному исследователю, последовательному стороннику Фрейда, основателю телесно-ориентированной терапии – Райху...

Юнг ушел, а Райх вернул проблематику. И ему пришлось переназвать источник природной энергии.

Райх – удивительный автор и для меня. Чем больше я его читаю и пересказываю, больше становится вопросов, чем ответов. На данном этапе – Райх только очень формально может считаться фрейдовским учеником.
Фрейд учил словом. Сублимация природной энергии по Фрейду – это сублимация в языке.

А Райх сначала тоже лечил словом, а потом как терапевт убедился или убедил себя в том, что вербализация лишь удаляет от базовой мотивации.

И он стал терапевтировать, обращаясь только к телесным приемам и дал название природной энергии, когда-то обозначенной Фрейдом... Название, придуманное Райхом – оргон – либидонозная энергия, к высвобождению которой сводится продуктивное развитие личности. Мне бы хотелось хотя бы коротко за оставшиеся четыре минуты пояснить другие пути выделения базовой мотивации.
Мы назвали Кеттелла и Ф...

Две минутки на каждого с возвращением в следующий раз...


От Мак-Дауголла до Райха – пути выделения базовой мотивации снизу вверх. Базовое – внизу. А у Кеттелла? Создает личностный тест-опросник. Единица в тесте-вопроснике – высказывание, с которым можно согласиться или нет. Согласился – значит, Кеттелл определил установку своего испытуемого. Согласие – установка.

Что делает Кеттелл? Движется сверху вниз. Установки – поверхностные проявления мотивации. За ними должно лежать более основательное...

Факторный анализ. Обобщил установки, привел к более фундаментальным факторам и эти факторы назвал – чувства, эмоции.

И что интересно – Кеттелл действует как теоретик подобно Мак-Дауголлу. У него чувство – ядро для заданной склонности. Одни чувства в разных обстановках.


А если теперь еще обобщить и выделить глубинные, изначальные факторы... Им уже приходится как у Райха придумывать название. Согласился – выразил установку... За установкой – эмоциональное переживание. А за ним? Наверное, мотив...

Но хочется новый термин. У Райха – оргон, у Кеттелла – эрг, базовая динамическая черта для фундаментального анализа.



27.IV.98/32

Лекция №10

Мы продолжаем тему 12, «Психология мотивации». И состоит [она] из трех вопросов, из которых первый мы прошли, а сейчас находимся ориентировочно в середине второго вопроса, [по­свя­щен­но­го] базовой и ситуативной мотивации.


Будем считать, что проблему базовой мотивации мы в целом рассмотрели. Остался один автор; ему посвятим несколько слов, поскольку автор известен.

Это – создатель методики ТАТ Генри Мюррей.


Напомню, как мы шли в этой половине вопроса.

Проблему базовой мотивации в полном объеме поставил для нас Уильям Мак-Дауголл, но для него вып[олняется] один важный принцип, который у нас уже зафиксирован: мотивация внутри субъекта, и тогда она является базовой.

А что происходит в поведении субъекта, произв[ольном?]
По такому принципу и классики – бихевиористы и психоаналитики.

А последний автор – создатель личностного опросника Кеттелл, кот базовой мотивацией считает такую, которую он получает с помощью определенного статистического метода.


Что посмотрели в конце прошлого занятия?

Мотивационные установки проявляются в анкете на каждый конкретный вопрос. За установками лежат более крупные факты – чувства. [Задача:] обобщить чувства – базовые динамические черты – которым Кеттелл дает название эрг.


Нечто подобное видим и в случае Мюррея, но... у Кеттелла – типично диагностический метод, анкетный, [а] у Мюрреея – посложнее.

Мы знаем что такое ТАТ. Многие знакомы с ТАТ. Суть проективной методики в том, что нам предлагают образец для выявления своих внутренних свойств.

Нам предлагают типовые ситуации, которые мы по инструкции должны подробно описать. Смысл – ситуация изначально неопределенная. Неопределенная, значит, несколько возможностей для ее заполнения. Такое заполнение неопределенной ситуации предполагает активность субъекта. Какую? Проективную активность.
Вообще говоря, принцип любой проективной методики... такой – внутреннее становится внешним, эксплицируется, разворачивается перед исследователем.

И тогда если кратко останавливаться на методе – по сути, осталось сказать немногое. Мюррей не вводит новых терминов. Он пользуется термином потребность или нужда. Это тоже внутренние свойства субъекта, которые можно назвать базовыми. [Базовыми] для чего? Терапевтической работы, поскольку тест... в практике...; того, кто нуждается в психологической помощи.


Тогда появляется новая особенность по сравнению с Мак-Да­у­гол­лом. Эти нужды выявляются лишь во взаимодействии со средой.

В случае Мюррея мы имеем так сказать как бы переходную ситуацию от поиска мотивации базовой к выделению ситуации мотивационной.

Поясним. Потребности и нужды не обнаружились бы, если бы не было – еще один термин Мюррея – социального давления, или социального пресса.
Приводя проективную метафору дополняем ее... Эти потребности как бы выдавлены. Результат пресса... – как бы выдавлены из субъекта его социальным окружением. Здесь уже трудно сказать – были эти потребности базовыми, изначальными, врожденными... Такого у Мюррея нет. [Они] изначальны для терапевтической работы.

И хотя среди них тоже выделяются первичные или вторичные... но так или иначе встречаемся с ситуацией, где потребность – результат взаимодействия субъекта и среды.

Они базовые для анализа, но они же и ситуац[ионные], потому что сама проективная методика предполагает ряд исходных, может быть, изначальных, но ситуаций.
И сказанное дает нам возможность перейти к ситуативной мотивации.

Ситуативная мотивация, в отличие от базовой, заключается в конкретной школе..

Кто-то даже поставил здесь знак равенства между известной нам школой изучения мотивации и понятием ситуативной мотивации. Это школа гештальт-психолога Курта Левина.
Курт Левин первоначально понимает источник мотивации как находящийся не внутри субъекта.

Нужно сказать, где именно. Ясно, что не внутри субъекта, но и не вовне его. А где? Во взаимодействии субъекта с объектом.

Источник мотивации есть взаимодействие субъекта с объектом.
Что вспоминается нам в связи с концепцией Левина? Прежде всего, это понятие мотивационного поля. Это и есть в данном случае система напряжений; напряжений, побуждающих к действию. Но когда говорим поле, сразу принимаем несколько теоретических установок Курта Левина.

1. Левин резко отходит от принципа одностороннего детерминизма «стимул – реакция».

А ведь базовая мотивация рассматривается именно в рамках этого принципа. Внутреннее побуждение – внешняя реакция.

Мотивационное поле,– замечает Левин,– должно учитывать всю совокупность факторов... Всю совокупность факторов; при этом все эти факторы так или иначе отражаются субъектом, представлены им.

Свою собственную причинность Левин именует конструктивной причинностью.
Я бы пояснил по-своему. Это как бы причинность для данной ситуации, операциональная причинность. Мотивационное поле определяется когда? Когда субъект уже начал действовать, когда у него есть квазипотребность.

Не будем повторять определение квазипотребности, оно у нас есть уже...

И, по-видимому, конструктивная причинность в том, что когда субъект уже начал действовать, на этот процесс могут повлиять любые дополнительные факторы.
2. Характерная особенность левиновской теории – не говорим сначала о чем-то устойчивом в смысле мотивов. Мы говорим о тенденциях, о тенденциях поведения. И все окружающие субъекта предметы обладают валентностью, но эта валентность потенциальна – объект может побуждать, но это определится в ходе самого действия.
3. Кроме того, Левин – гештальт-психолог, и это позволяет нам добавить еще одну важную особенность мотивационного поля и соответствующих напряжений. Это – актуальные напряжения.
Базовая мотивация. Какого бы автора ни взяли..., [она] относится к прошлому опыту субъекта. Ситуационная мотивация имеет актуальный или настоящий характер.

Поэтому, когда говорим о ситуативной мотивации, и примеры сейчас будут, мы подчеркиваем ее процессуальный характер, мы хотим определить тенденцию.

Тогда нам говорят: чтобы определить – нужно засечь процесс ее формирования несколько раз.

Левиновская теория многообразна, и мы встречались с примерами экспериментальных исследований.


Для сегодняшнего дня я сделал исключение по сравнению с предыдущими годами.

Не хотел бы конкурировать с семинарскими занятиями... Понятие замещения было рассмотрено, когда говорилось об экспериментах Дембо.


Я изберу одно понятие, но разберу подробно.

Подвопрос...


Уровень притязаний и мотивация достижений


Вот здесь с самого началам я сделаю одно замечание. Уровень притязаний – понятие из школы Левина. Основным, по разным причинам (причины будут указаны), стал исследователь по фамилии Хоффе.

Уровень притязаний – это ситуативная мотивация. А вот мотивация достижения – по крайней мере, это звучит так в учебнике Хекхаузена – мотивация достижения – это некая, достаточно устойчивая мотивационная диспозиция, установление, побуждение... О нем можно говорить как о чем-то внеситуативном, стабильном, устойчивом.


Суть вопроса: уровень притязаний будет рождаться при выполнении действия. И когда изучаем... – говорим только о ситуативной тенденции.

Но позже, и силами не только Левина... Эти тенденции станут достаточно стабильными, так что о них можно говорить как об устойчивых мотивах.


А теперь так. Для начала хотя бы коротко определим, что такое уровень притязаний.

Опираемся в этих определениях на ученика Левина Хоффе.

Уровень притязаний – это сообщаемая экспериментатором испытуемому и принимаемая им (испытуемым) целевая установка по отношению к уже известной, освоенной и вновь решаемой задаче.
Мы обращаем внимание на самый центр определения. Целевая установка – хотим подчеркнуть тот факт, что уровень притязаний будет связан с постановкой целей, с субъективной постановкой целей.

Заметим далее, уровень притязаний образуется уже в ходе решения задачи, поэтому, как говорилось ранее, замерить лучше несколько раз; чтобы определить динамику, ориентировочно выделить тенденцию – нужно два замера.

И тогда в левиновских исследованиях уровня притязаний следующее рассуждение: чтобы полностью определить уровень притязаний, нужно рассмотреть четыре события, которые имеют место в процессе решения задачи.

Давайте изберем какую-то деятельность, которую Левин и его сторонники считали адекватной. Избираем чисто практическое действие, и такое, где, как всегда хотел Левин, где можно качественным свойствам придать количественное выражение. Такое действие и деятельность, где результат можно посчитать.

Наш испытуемый учится попадать в мишень – осуществлять броски по мишени. Он уже начал формировать этот навык, задача им принята и он совершенствует свое умение. Мы застаем его в процессе формирования данного практического навыка.

1. Первое событие, на котором мы пытаемся включиться в процесс... Первое событие – предшествующее достижение. В смысле – дающее начало всей нашей психологической работе.

Предшествующее достижение. В данном случае мы останавливаем испытуемого при получении определенного результата. Совершил бросок и получил определенный результат...

Что мы сделали? Обратили внимание на его результат. Предположим, он попал в шестерку, и мы зафиксировали этот балл.


2. Второе событие. Мы просим нашего испытуемого поставить себе цель. Постановка цели – это второе событие.

Вы знаете, это второе событие нуждается в довольно подробной интерпретации. Левин рассуждает так. Прежде всего, возьмем структуру данной задачи. В любой задаче, а уж в броске по мишени – тем более, есть прежде всего идеальная цель.

Что может себе поставить испытуемый в качестве целевой установки в принципе? Прежде всего, может пожелать попасть в центр мишени...
Тогда вводится важное понятие. Это понятие называется – внутреннее несоответствие. Словом внутреннее Левин – к этому мы постепенно привыкали – внутренний по Левину – относящийся к данной ситуации. Внутреннее несоответствие – это расстояние между предшествующим достижением – в нашем случае это – шестерка – и идеальной целью.

Далее Левин рассуждает – вряд ли мы найдем испытуемого, чтобы он после шестерки сразу стал попадать в центр мишени...

Испытуемый поставит себе более близкую цель. Скажем, скажет, что в следующий раз хотел бы попасть в восьмерку...
И тогда Левин введет еще одно понятие. Это будет понятие целевого несоответствия. Определение будет похожим. Это расстояние между предшествующим достижением и поставленной целью. И реально поставленной целью...
Казалось бы, Левин сделал все. Испытуемый поставил инструкцию – захотел попасть в восьмерку. Но Левин здесь замечает одну важную вещь. Целевое несоответствие установлено. Но может быть и так, что испытуемый сказал одно, а реально пожелал другого.
Здесь очень... не надо упрощать Левина. Уровень притязаний – технологическая, в строгом смысле, вещь...

Левин вводит представление о реальном ожидаемом результате. – назначил себе восьмерку, а реально хочет большего или меньшего. Этот ожидаемый результат – пока только одно событие – в данном случае пока не выявлен, не определен.

Второе событие очень важное. Но его можно считать предварительным замером.

Наш испытуемый, а он типовой – пошел на повышение. Получил шестерку, пожелал восьмерку. О тенденции говорить пока рано.


3. Третье событие будет именоваться очередное достижение. Испытуемый у нас поставил себе цель, совершил следующий очередной бросок и получил определенный результат. Тут, знаете, результат есть результат. Мог попасть...

Важно одно – очередное достижение получает новую оценку. Достижение может интерпретироваться как успех или неудача, ведь он был получен после постановки цели. Здесь нечего пояснять.

И тогда ...
4. Четвертое событие. Мы вновь просим испытуемого поставить цель. Но называться событие будет не постановка цели – реакцияна успех или неудачу.

И это четвертое событие в его сопоставлении со вторым дает возможность установить тенденцию.

Он наметил восьмерку, попал в нее и назначил себе девятку. Это будет называться... первоначально казалось, единственная тенденция – стремление к успеху.

У нее есть второе выражение. Захотел в восьмерку, попал в семерку, и в следующий раз поставил цель с учетом неудачи.


1. Первая тенденция – основная – выражается в том, что наш испытуемый адекватно реагирует на свои достижения. Успех – повышает свои целевые установки. Неудача...
2. Дело в том, что наиболее интересным случаем для исследователя была иная тенденция. Иногда в отечественной литературе можно встретить – неадекватный уровень притязаний; ­а­де­к­ват­ная реакция на успех или неудачу.

А могут быть странные ожидания – попал в пятерку, а поставил девятку следующей целью, или наоборот. Тенденция первоначально имела много названий, но оформилось такое название – избегание неудачи.


Вы знаете – первоначально кажется, что стремиться к успеху и избеганию неудачи – одно и то же. Такие совпадения могут быть, но эти две тенденции качественно разные. Их можно назвать двумя способами сохранения чего-то более важного, чем конкретный уровень притязаний.

И вот почему имя Хоффа связано с исследованием уровня притязаний... Потому что Хофф предлагает еще одно понятие, которое призвано объяснить – тенденций может быть несколько, по крайней мере, не одна или две.

Это понятие получило название – Я-уровень. Переведем название – представление о себе как решающем данную задачу. Хопф: Приступил к какому-то делу, и в ходе его выполнения формулируется представление о своих возможностях. Это именуется Я-уровень.
И теперь чуть более строгое его определение. Это – стремление повышать свои способности и поддерживать их на возможно более высоком уровне в тех видах деятельности, достижения в которых считаются обязательными и могут либо удаваться, либо нет.

Кем считаются? Социумом, обществом, но при этом, так сказать, могут быть или не быть, удаваться или нет...

Сегодня, повторяя рассуждения левиновского ученика... Хопф утверждает: Я-уровень стремится к стабильности. Избрал уровень, представил свои возможности, и во всяком случае не хотелось его менять, по крайней мере, тендировать на повышение.
Тогда вторая установленная нами тенденция... [– избегание неудачи].

Стремление к успеху и избегание неудачи. Это – два способа сохранить Я-уровень, два способа его поддержать. Это – две тенденции. И левиновская часть рассказа нами в принципе закончена.
А далее получим так... Мы постепенно переходим от уровня притязаний к мотивации достижений. А далее случилось так, что совершенно другой автор, скорее, последователь Мюррея, фамилия его Мак-Клелланд, с помощью проективных тестов... А проективные тесты – это некоторое переходное звено между базовой и ситуативной мотивацией.

В переходных этих зв[еньях] Мак-Клелланд описывает два вида мотивации и расписывает, дает названия – мотивация достижения и мотивация избегания неудачи.


Вызнаете, вот здесь, пожалуй, я вынужден буду чуть-чуть забежать вперед, потому что если на бытовом уровне рассуждать о мотивации достижения – привычно – ориентация за социальным престижем, «взялся за гуж, не говори, [что не дюж]»...

На бытовом уровне понятно. Но операциональная мотивация достижений – это способ принятия ситуации. Так и была выделена мотивация достижений. Она не была единственной. Мотивация достижений, читай – к успеху и принятия ситуации.

А мотивация избегания неудачи гораздо сложнее, но по нашему... это – избегание самой ситуации.
Типовые картинки есть в учебнике Хекхаузена, я имею в виду картинки из проективной методики Мак-Клелланда. Но так или иначе касается соревновательной ситуации. Например, ученик показывает учителю работу – заполните речь ученика. Мастер принес изделие – что говорит?

И тогда выделились по нескольким пунктам такие уже мотивационные диспозиции; не тенденции, а индивидуальные свойства.

И если это – мотивация достижения, то наш испытуемый, который принял позицию ученика, прежде всего говорит, что его задание выполнено успешно, и в следующий раз он ориентирован на более успешное, позитивное выполнение того задания.
Позитивная цель, позитивная направленность. Антипод этой направленности... Не говорим ни о ком из присутствующих среди нас... [А] среди [наших знакомых] найдется человек и скажет: «в очередной раз я деталь запорол. А в следующий раз – опасаюсь, что получится еще хуже» – негативная целевая установка; на­з[ва­ние] Мак-Клелланда – негативная цель.

У того, кто ориентирован на достижение, Мак-Клел­ланд подчеркнет ориентацию на инструментальную деятельност – расскажет, каким образом добился успеха, какие средства будет использовать. Где об избегании неудачи – такой инструмент активности не наблюдается.


Позитивные эмоции в одном случае, негативные – в другом. Как отдельный фактор Мак-Клелланд выделяет в первом случае – ожидание успеха, во втором – неуверенность в нем.

Заметим попутно, иногда считается важным... Избегание неудачи став особым мотивом начинает обрастать новыми особенностями.

Несколько позже, не у Мак-Клелланда, это будет называться страхом успеха, опасением даже успешного результата, опасением появления новизны.
В первом случае наш испытуемый ориентирован на похвалу. Он вложит в уста учителю поощрение. Критика, негативная оценка – удел антипода, удел избегания неудачи. Мак-Клелланд описал мотивацию достижения как феномен. Он не брался его объяснять...

И тогда нам нужно сказать, что объяснительная модель объединила открытия левиновской школы и открытия Мак-Клелланда.


Изучить мотивационные достижения и построить определенную теоретическую модель по всем требованиям Левина, причем модель операциональную, взялся исследователь по фамилии Аткинсон. Эта модель получила название – модель принятия риска.

Между прочим, часто считают, что Аткинсон как бы возрождает левиновские традиции. Он вводит, соединяет вместе и понятие тенденции (стремление к успеху, избегание неудачи) и мотивации, которая была описана Мак-Клелландом.

Теория Аткинсона в оригинале имеет довольно четкую, правда, редко воспроизводимую во вторичной литературе... редко воспроизводимую математическую формулу. Не все, включая [меня], могут эту формулу до конца пояснить.
Останавливаемся на самых важных положениях теории риска.

1. В любой ситуации действуют две тенденции. Здесь – понятия, взят у левиновских учеников – тенденция стремления к успеху и тенденция избегания неудачи.

Легко представить, что эти две тенденции разнонаправлены, и поэтому результатом будет... вводится понятие о результирующей тенденции как вектора... дает что-то результирующее.
Но прежде Аткинсон по отдельности рассматривает каждую тенденцию.

Например, тенденция стремления к успеху, по его предположению...



...является функцией трех составляющих.


Нельзя не вспомнить Левина. Аткинсон вновь выделяет то, что есть на полюсе субъекта; а во втором – на полюсе объекта, не изменяет левиновской теории.
Первое – мотивация достижения или мотивация стремления к успеху... Это связано с субъектом.

Во-вторых, это будет субъективная вероятность успеха.

А вот третья составляющая – это уже заслуга только Аткинсона, потому что как бы сказали мы в оценке модели – Аткинсон более подробно раскрыл что такое валентность, субъектный полюс [...] Субъективная ценность удачи.
Тенденция избегания неудачи... Мотивация избегания неудачи, субъективная вероятность неудачи и, наконец, субъективная ценность неудачи. Заметим, она всегда отрицательна. В каком плане? Получить неудачу – получить негативное.
2. Второй шаг для теории Аткинсона является принципиальным. Если каждая модель, объяснительная модель напоминает объяснение... заключение по силлогизму: первое – большая посылка; второе – посылка малая.

Допущение Аткинсона. Он считает, что два из перечисленных факторов, а именно – субъективная вероятность успеха или неудачи и субъективная ценность успеха или неудачи – это зависимые величины.



Между ними есть зависимость. Это предположение, а раз так, не раз проверялось эмпирически. Но предположение не докажешь само по себе, а только его последствия.


Попытаемся понять на бытовом уровне. Это – обратная зависимость. Вероятность успеха и его ценность связаны обратной связью. Грубо: чем выше вероятность – выше ценность, и наоборот. На бытовом уровне: если мне обеспечен успех, то ценность его понижается. То же касается и неудач, и здесь уже предположение Аткинсона не так хорошо понятно на бытовом уровне, но в принципе фиксируется как теоретическое. Выше вероятность неудачи – ниже ее субъективная ценность.

А дальше – наступает вывод.


3. Третье положение.

Теперь Аткинсон подготовил все для того, чтобы ввести ситуацию, которая его интересует. Аткинсон вводит ситуацию риска.

Что это значит? Субъективная вероятность успеха равна субъективной вероятности неудачи. Шансов – наполовину – 50 на 50. Он зафиксировал вероятности успеха или неудачи, тем самым вер­[нул­ся] ... так или иначе... в субъективную ценность.
Тогда Аткинсон обращается к [...] субъекта.

Два случая.

1. Мотивация стремления к успеху преобладает над мотивацией избегания неудачи.

Опустим несколько [звеньев рассуждения...] и скажем так: Аткинсон приходит к выводу – такой субъект будет принимать ситуацию риска, результирующая тенденция будет положительной. Субъект примет ситуацию риска, пойдет на риск...

И какую задачу он при этом выберет? Человек с мотивацией достижения будет выбирать в ситуации риска, там где 50 на 50...
Еще у Хопфа... Брали бросок по мишени. В диагностике уровня притязания предлагались карточки с заданиями, не знает, но примерно представляет уровень сложности.

Мотивированный к успеху будет выбирать задание средней трудности и при этом постепенно повышать трудность заданий в случае успеха.


Это – первый случай. Левин и Хопф назвали бы его адекватным уровнем притязаний, адекватное поведение в ситуации риска...

2. А второй случай – обратный. Здесь преобладает мотивация избегания неудачи... И тогда выводы Аткинсона таковы, что в принципе, субъект с такой мотивацией вообще избегает риска. Результирующая тенденция будет отрицательной, такой субъект вообще избегает риска.

Но Аткинсон замечает далее, что в экспериментальной ситуации по разным дополнительным причинам... – потому что... испытуемый желает поддержки экспериментатора в собственных начинаниях... – он ориентирован на такую поддержку, хочет сохранить Я-уровень.

Реальный испытуемый все-таки будет выбирать и принимать эту ситуацию... Но где он найдет для себя адекватное задание?


Пожалуй, наступает самое важное... Тут тоже два варианта.

1. Во-первых, акт[уальны]й испытуемый будет выбирать самые легкие задания. Почему? Потому что в легких – низкая вероятность неудачи. И он в этих легких испытаниях сможет удовлетворить свой мотив.

2. А второй – предсказанный Аткинсоном и доказанный им... Такой испытуемый избирает самые трудные задачи. Почему? Если вспомнить все сказанное выше и сам постулат Аткинсона, то если задача трудная, то субъективная вероятность неудачи высокая. А раз так, то субъективная ценность неудачи по постулату Аткинсона низкая.

Выбрал самое трудное – не решил ну и что?.. Зато как выбрал, как себя проявил, как подтвердил Я-уровень! Потому что факт неудачи имеет малую субъективную ценность.


Это – дополнение, которое вносит Аткинсон в исследование ситуативной мотивации.
Итак, мы посмотрели мотивацию базовую и мотивацию ситуативную. Настала пора перейти в вопрос 3. [Он] уже был назван:

3. Мотивация и личность. Защитные механизмы... вот только здесь сразу напишем, чтобы не было неясностей по конспекту... – мнимой личности



ч. 1 ... ч. 4 ч. 5 ч. 6 ч. 7 ч. 8 ч. 9