Лекция №1 Начинаем второй раздел нашего курса

ч. 1 ч. 2 ч. 3 ... ч. 8 ч. 9

Тема 8: Индивидуальные особенности человека: способности, темперамент, характер


Вопрос первый, который мы сегодня [рассмотрим]... Но вообще-то говоря вопрос хотя и важный, но довольно короткий по объему...

1. Способности, их измерение и развитие


Я напомню о том, что когда мы начинаем заниматься способностями и далее темпераментом, характером, мы входим скорее не в общую, а в дифференциальную психологию. Точнее, мы не покидаем общую психологию, но, по традиции, понятие способностей относим к психологии дифференциальной.
Приведем общий образ: нам хочется получить некое, даже бытовое представление о способностях, темпераменте, характере на конкретном примере. Представьте человека, который идет по улице... То, куда (ради чего) он идет – это его цели и мотивы, мы в данном разделе их не рассматриваем. Он просто идет, находится в некотором процессе. Говорим: средство, позволяющее ему двигаться – это способности... Мы запомним словечко средство. Это и есть способности в самом широком смысле.

Затем: он движется в определенном темпе. То, как быстро он движется – темперамент – динамическая сторона любой деятельности. Индивидуальность – ширина шага, расположение тела в момент ходьбы, размах рук – все это некоторый индивидуальный портрет, который, разумеется, будет называться характером. Способности, темперамент, характер.


И мы теперь берем только способности. Вспомним, что у нас в прошлый раз было в самом начале два похода к изучению индивидуальности: диагностико-коррекционный и личностный. Теперь мы спросим: способность в каких подходах изучается прежде всего? Простой ответ, я бы сказал слишком простой:... прежде [всего] способности изучаются в диагностическом подходе, но там проблема стоит как измерение способностей; диагностика суть измерение... и не сразу там появилось слово способность. Сначала появилось – «интеллект».

В личностном подходе... (Диагностический подход как бы не [вклю­ча­ет] любое исследование способностей.) С возникновением личностного подхода особое место занимает проблема развития способностей.



Диагностика тестирует, она не формирует...

Мы убедимся, что между этими подходами есть масса промежуточных форм.

А теперь – первый фонарик, которым мы открываем... [ис­сле­до­ва­ние] способностей – ...


Определение способностей


И сразу назовем одно имя, оно будет нам попадаться не один раз: Борис Михайлович Теплов.

Имя будет попадаться не один раз, потому что Теплов... ну, знаете как – уже состоявшийся специалист – представитель, а может даже и создатель отечественной дифференциальной психологии... Его работы по способностям (хотя будет, и когда говорим о темпераменте)... работы выходят на рубеже 50-60-х годов. Теплов дает следующее определение способностей. Договоримся: сначала выделяем отдельные черты, свойства способностей...





1. Первая черта или первое свойство. Дело в том, что способности,– говорит Теплов,– способности – это индивидуальные качества, которые могут изменяться... Которые могут изменяться и от человека к человеку, и у одного человека в разное время.

И тогда, вы знаете, в одно слово, немножко осовременивая Теплова – он так не говорил. Первое свойство способностей мы назовем: переменное, индивидуальное качество, которое варьирует, изменяется, разное у разных людей.



2. Затем – второе. Но не всякое качество,– говорит Теплов,– может быть названо способностью. Способностью мы назовем такое качество, которое связано с успешностью освоения или осуществления к.-л. деятельности. (Теплов в 50-х – начале 60-х гг. находится на рубеже двух эпох.)

Этих двух свойств хватит основателям тестологии, чтобы диагностировать способности.

Но Теплов пишет в начале 60-х... Хочет добавить что-то новое – то, что характеризует способности уже сегодня.

3. Третье положение. Способности,– говорит Теплов,– не тождественны знаниям, умениям, навыкам.

Смысл: знания, умения, навыки – результат развития способностей каждого из нас. Идея Теплова, вообще говоря, кристально ясна. Способность – это не результат. Способность нельзя зафиксировать... Помните... в прошлый раз мы говорили: факт и артефакт. Способность как перем[енную], которая влияет на успех, можно зафиксировать как факт, а способность, которая отлична от знаний, умений, навыков – это не само свойство, а готовность к овладению им.

Способность, делаем вывод, – это способность к овладению знаниями и умениями, способность к овладению навыками. Что делает Теплов? [Он] хочет отличить результат от процесса его достижения.

Нас интересует понятие способности. Маленький следующий фонарик –...


Способности и задатки


Способности отличаются, как мы сказали, от своего результата, т.е. знаний, умений, навыков. Но способности также будут отличаться от того, что обычно называют возможностью ими овладеть, их создать, сформировать. Появляется словечко задаток. Задатки – это анатомо-физиологические особенности, которые определяют развитие (ну, скажем так – обычно говорят) того или иного органа при оптимальных условиях.

Задатки врождены. И тогда теперь уже можем абстрагироваться даже от самого Теплова, но пометим: способности – это некий момент развития, который находится на пути от задатков к знаниям, умениям, навыкам.

Задатки врождены. И тогда мы можем сказать... Мы можем сказать: возникают два подхода, которые мы назвали диагностическим и личностным... Первый способ назвать способности, это сказать: способности – суть проявление задатков, способности проявляются в определенной деятельности.

Способности есть проявление задатков. Но почему-то Теплов отказывается от этого, казалось бы, житейски понятного определения. Есть, возможно – задатки, способности развиваются. Вот их проявление в деятельности.

Теплов: способности формируются в деятельности и, следовательно, они в деятельности впервые создаются.


Простите за тривиальный пример. Некоторый прохожий спрашивает местного жителя: «Сколько мне нужно времени, чтобы дойти до ближайшего населенного пункта?» Местный житель отвечает: «Иди!..» [Прохожий начинает ходьбу, думая про себя: «Ну и странный народ, эти аборигены!» Местный житель вдогонку ему говорит:] «Тебе хватит получаса!»
Смысл второго тепловского определения способностей: пока ты не начал действовать, ты не можешь определить процесс формирования своих способностей. Способности формируются в деятельности. Ну и, пожалуй, тогда можно и сказать, что вообще-то говоря, в идеале способности и представляют собой процесс, процесс перехода от задатков к результатам – знаниям, умениям и навыкам.

Ну а теперь мы можем сказать, что способности во времена их изучения... во времена их изм... и изучения развития различались примерно так же, как различались когда то наши три уровня деятельности. Я их воспроизведу, правда, воспроизведу просто в качестве такого дополнительного материала... Развитие изучения способностей шло, по-видимому, можно сказать,... так сказать, снизу вверх – от операций к собственно деятельности.



Первые исследования способностей были выполнены на уровне понимания их как операций. Это понимание способностей как сложившихся знаний и умений. Это – конец прошлого века – начало нынешнего. Здесь, как мы сейчас очень скоро убедимся, не возникает слово «способность». Есть более емкое слово – интеллект. Способности как операции – это средство... деятельности.

Но необязательно фиксироваться лишь на учебной деятельности. Круг исследований был достаточно широк... На уровне операции – это тест на общий интеллект, и мы запишем... 1904 год – первый тест Бине на общий интеллект, который рассматривает внутри себя тест на раз[личные] способности.
Затем получается так, что вот возникла необходимость отличать динамику способностей от результата. Динамику развития от готового результата. И тогда способности стали понимать как процессы. Не обязательно именовали процессами, но одно очень важное слово, написанное здесь, повторялось: способности понимались как действия с материалом, различным... И тогда действие мы определим (из первого семестра) как процесс решения задачи.
Ключевое имя – превратил интеллект в массу отдельных способностей – Гилфорд.
Третье имя написать одно не сможем. Способности начинают связывать не только со сферой познавательной, интеллектуальной, но и мотивационной. Ну, например... Простите меня за пример из клинической психологии... Если по Гилфорду измерить больного шизофренией по показателю оригинальности – он достигнет высоких результатов. Это так.

Но тогда получается, что нужно задать следующий вопрос: а если такому субъекту поставить новую задачу, которую он может быть будет хотеть или не хотеть решать. И тогда обнаруживается странная ситуация: способности второго уровня (действий) – у человека есть.

Больному шизофренией предъявите два заведомо разных объекта... Он наберет столько одинаковых и различных характеристик (а это – способности по Гилфорду)... Но он не в состоянии применить их мотивационно. Бывает так: я возможности имею, возможности у человека есть, а достаточной мотивации к развитию этих возможностей может не быть.
И тогда получается: когда мы выходим на анализ способностей в связи с мотивацией, деятельностью – появляется новое словечко... Словечко, которое не переводится на русский. Его могли бы [перевести, но если бы в одно слово –] пришлось бы сказать «творческость» – креативность.

Я не могу назвать определенное имя, имена будут по ходу рассказа.


Развитие и изучение способностей – от операций к действиям


Тесты на общий интеллект – это начало развития способностей. Дифференциальную психологию справедливо считают англоязычной наукой. Вообще, дифференциальные психологи – это англичане (по национальному стереотипу), которые любят считать. Мы упомянем одного крупного психолога – основал дифференциальную психологию – Фрэнсис Гальтон (был даже сэр, аристократ).

А сами первые тесты появились во Франции, появились в связи с конкретной, совершенно ясной задачей. Я уже называл имя Альфреда Бине, вот оно... И Альфреду Бине, члену французской педагогической академии в 1904 году предложили сделать следующее: отдифференцировать учащихся по уровню их психического развития...

Задача Альфреда Бине: измерить уровень знаний и установить их уровень.
Первый тест на общий интеллект – это тест начала XX века – тест Бине-Симона.

Давайте возьмем такую формулировку – тест на общий интеллект, и разберем ее точно и буквально по каждому слову.



Тест – есть короткое испытание для установления наличия и степени выраженности определенного свойства.

Запомним (это не раз пригодится нам): тест – короткое испытание. Скажем: в тестировании победит тот, кто действует быстро. Возьмите тест на общий интеллект, где есть 50 заданий на 15 минут. Никто не решит... Многие проигрывают... Но там инструкция такая: не думай над вопросом... Как в игре «Счастливый случай» – дальше, дальше... Не знаешь – дальше, столько, сколько знаешь на уровне операций, не на уровне того, что ты можешь создать...

Запомним: во-первых, кратчайшее. Во вторых: посмотрим на слово «интеллект». Интеллект у нас обычно ассоциируется со словом «мышление». Но не так было у Бине... Интеллектуальный – словечко, которое появилось [от слова mental,] mentаl test. Mental – психический (умственный). Не мышления касаются тесты, а психического развития в целом. И потом, когда стали говорить «коэффициент интеллектуальности», правильно [было бы ска­зать] – коэффициент психического развития.
Самое главное – пометить слово в серединке. Слово «общий». Слово «общий» есть синоним слова глобальный, недифференцированный. Вот когда А.Бине начинает соображать: простите, а какие задания (способности) должны включаться в интеллект? Сначала приходит на ум:

1. Вербальные способности – то, чем наполнял свою корзинку: беглость речи, полнота лексикона.

2. Логические способности – это, например, возможности сде­лать выбор из данных положений.

3. Комбинаторные способности. Даны, нам даны к.-л. элементы, из которых мы можем как из малого сложить большое, из элементов – целое: кружки, треугольники, квадраты, складываем общие фигуры. Типичные тесты: переложить спички, преобразовать, переконструировать... И это тоже называем конструктивными способностями или пространственным мышлением. Самое главное – Бине не дифференцирует эти способности.


Почему интеллект называется общим? Хороший показатель можно набрать за счет вербальных, логических и конструктивных способностей. Общий, значит – единый показатель способностей, где сами способности не дифференцируются. И в начале века это считалось вполне нормальным.

Что же сделал Бине? Бине взял для начала порядка тридцати заданий, правда, 30 – было явно маловато, пришлось увеличивать. Но какую работу проделал? Установил понятие умственный возраст.



Умственный – mental – психический. Психический (умст­вен­ный) возраст в тестологии, особенно в начальном – многое идет против нашей интуиции – годы, месяцы, а вот что под ними подразумевается: умственный возраст – это количество (или, лучше сказать, набор) заданий, типовой набор заданий, которые в среднем успешно решаются детьми определенного возраста.

Что делает Бине? Он делает классификацию задач, причем каждому набору приписывает определенное число лет. Это необычно. Это до сих пор...
Я думаю, лучше привести пример... Начал наш испытуемый [решать] задачи для 4-х лет... Прорешал – получил 4 года умственного возраста. За каждую задачу по Бине он получает несколько месяцев. Умственный возраст – это решенные задания, которые решаются в такие временные единицы.
Почему сегодня все проще? Исследователь по фамилии Торнер... [Его] поправили в 1916 году американцы, работавшие в городе Стенфорд. С тех пор Симона забыли. Тест стал называться Стен­форд-Бине. Они ввели IQ или коэффициент интеллектуальности (КИ), коэффициент психического развития. И слово усовершенствование было довольно простым. Коэффициент интеллектуальности суть отношение между умственным возрастом и хронологическим возрастом, причем это отношение выражено в процентах.

Для того, чтобы перейти дальше... Тест Стенфорд-Бине сегодня тоже существует. И еще тест на общий интеллект – тест Векслера. Это как бы первая попытка измерять способности, простите, еще не дифференцируя их, попытка измерять способности, измеряя их как глобальное целое.


Какие проблемы сразу выступают для Бине, для теста Стенфорд-Бине? Пометим главную. Это – проблема диагноза и прогноза. Многие знают сегодня... многие родители придерживают детишек от разных тестологов...

Смысл проблемы диагноза и прогноза: диагноз ставится на уровне сложившихся знаний и умений. На данном этапе развития ребенок таков... А будет ли он таков через года 2-3 – это остается проблемой.

У нас в первые годы советской власти тестологией занимались все: буквально по каждому предмету тестировали, определяли будущую профессиональную пригодность, ориентацию... Но что вдруг не понравилось? Как произошло у нас? Низкие коэффициенты интеллектуальности были у рабочих, крестьян... А как могло быть иначе? Это – начальные уровни... Знаменитое постановление 1936 года – «О педологических извращениях в системе Наркомпроса...» ­– там просто наука педагогика присвоила (кстати говоря, Выготский – это педолог) себе словечко логос. А в целом, мне кажется, это печальное постановление имело объективные основания – не было разработано перехода от диагноза к прогнозу. Диагностировать научились, прогнозировать – нет.
...Решение этой проблемы – диагноз и прогноз – повышение надежности и валидности тестов.

Проблема очень простая – тест не есть одномоментное событие – измерил и ушел. Это – довольно богатая методическая процедура.

Начнем с надежности. Это понятие связано с матстатистикой­. Надежность – это всегда увеличение... всего, что можно... (чис­ло испытуемых, число использований теста). Ретестовая надежность: повторил тест, получил то же самое... Надежность – воспроизводимость результатов теста... Самое интересное для нас [то], что расширяется число заданий в тесте...

Эти веселые... по 10-20 вопросов... что-то запомнили, получили... Ничего подобного нет в тестологии сегодня. Это – батареи тестов. При этом есть еще важное... На отдельную способность разрабатывается несколько разных тестов, разных по компоновке.

Вербальные способности: буквы перепутали – нужно найти слово. Но рядом поставьте другой! Если два теста будут коррелировать, то взаимно повышается их надежность. И между прочим, мы отмечаем: тестологи вынуждены увеличивать количество тестов.

Рано или поздно возникнет проблема – придется различать отдельные способности. Классики отдельные способности не различали, т.к. способностей было мало – все валили в одну кучу и давали общий показатель. А теперь, когда тестов (деталей) стало много – возникает проблема выделения отдельных способностей внутри интеллекта. Или, по-другому, – выделение структуры интеллекта. Эту проблему в свое время будут решать.


А другое словечко – близко нам – валидность (по-русски – полноценность). Валидность почему-то не переводит как полноценность теста. Валидность – это степень соответствия результатов теста измеряемой способности, или шире – изучаемой деятельности.

Вы знаете, валидность – такая хитрая штука. Не вполне опытный тестолог радуется: результаты идут одни и те же на разных популяциях. Бывает высокая надежность, но отсутствие валидности. Валидность надо проверять регулярно. Для того, чтобы проверять валидность, надо устраивать постоянные проверки соответствия, проверки корреляции – выполнения теста и развития соответствующей деятельности.


Простите за немного поверхн[остные] слова, но я не могу их не сказать. В 1991 году меня приглашали в хороший сибирский город Омск – почитать лекции... Они построили профиль рабочего, который должен быть отбираем на оборонные предприятия. Я был в трудном положении... Кому-то, кто беседовал со мной в обыденной обстановке, я сказал: «А валидность? Каждый раз нужно проверять! Этот профиль обвалится гораздо меньше, чем за 3-4 года[, в течение которых создавался тест]». Что и произошло.

Валидность – это степень репрезентативности, соответствия...


Еще один пример. Постоянно щекочет сердце студенту-пси­хо­ло­гу. Тест ведь – это маленький экзамен. И тогда, простите: что такое валидность теста? Меня прин[имают] на работу, я про­х[о­жу] тестирование, и у моего начальства должна быть картиночка: как выполнили тест при поступлении, и обновляется каждые полгода – как растет профессионализм?

Сколько существует факультет психологии, столько существует экзамен по математике... Проверьте, валиден ли этот тест!

Для того, чтобы проверить, валиден ли этот тест – сравнить показатели экзамена по математике с дальнейшими профессиональными успехами.

Наш второй декан – А.А.Бодалев – сделал все, чтобы этого замечательного теста не было. [Но сверху] сказали: кого готовят? Психолога-исследователя. А ему нужна математика.

Бодалев: психолог общения, практический психолог – психолог, который... способен понимать – отсеивается [на] экзамене по математике. И это тоже факт.

Во всяком случае... примеры приведены и мы пойдем немного дальше.


Сегодняшние знания по математике – очень быстро забываются за первый же курс. Не привык злословить, поэтому позлословлю. Некоторые знаменитые люди говорят вдруг (которые занимают высокие посты) – знать не знаю математики, никогда не понимал. Это – привет от Фрейда. Хочет сказать: я поступил на факультет психологии по блату...
Итак – надежность и валидность теста.

Пожалуй, то, что мы сегодня сделаем...

Профессиональным выводом из проблем диагноза и прогноза... идет следующий пункт –

Структура интеллекта


Где-то в середине века способности активно начинают изучать как процессы, действия. И здесь... основным автором в формировании структуры интеллекта является Гилфорд. Он строит трехмерную структуру интеллекта. Я сегодня начну ее излагать, и продолжу только в следующий раз.

Опишем только одно измерение структуры. Назову все три, но опишу только одно.

1 измерение – это выполняемое действие, 2 – это материал, 3 – результат, а точнее, форма его представления.

За оставшееся время мы пометим лишь одно измерение на этих осях. Это измерение, связанное с действиями. Скажу с самого начала, что параметры у этих измерений – 5, 4 и 6[, всего 120 ячеек]. Изучено только порядка 100 ячеек, в каждой ячейке содержится своя способность.

Опишем только действие. Пять параметров мы указываем здесь.

1. Восприятие и понимание материала. Гилфорд действует с помощью факторного анализа. Восприятие и понимание материала – первый фактор на оси действий.

2. Сбережение материала или память.

3. Третий пункт по Гилфорду отметим особо, потому что он, помимо прочего исслед[ования] способностей, творческого мышления, считает[ся] основным. Он его называет – дивергентность.

Вергенция – это движение, дивергенция есть движение в разные стороны. Дивергенция... переводится также как расхождение. Дивергентность – это способность к выделению качественно разных аспектов привычных предметов. Почему-то уверен, что в некоторых группах опять же такие задания... А это увлекательные задания – что можно сделать с кусочком мела, картонной коробкой. Способы применения обычных объектов – это дивергентность. По-русски можем назвать также словом анализ.

4. Раз есть анализ, значит, четвертым пунктом должен идти синтез. Но здесь он называется конвергентность. Это – восхождение, опознание объекта по его качественно разным свойствам. Дают 3 свойства, их трудно объединить, и тем не менее они означают один и тот же объект.

Простите: «длинный, зеленый и пахнет колбасой» – пример теста на конвергентность.

5. И, наконец, пятый, последний параметр называется оценкой, оценкой результата выполненного действия.


Мы видим, по этому параметру – действие – есть целый ряд способностей: 1, 2, 3, 4 и 5.

В следующий раз...



23.II.98/6

Лекция №3

Остановились на структуре интеллекта по [Гилфорду].

Почему мы подошли к вопросу об этой структуре?

Для повышения надежности и валидности теста теперь говорят не об отдельных тестах на общий интеллект, а наоборот – об отдельных тестах на отдельные способности. Их научились обобщать путем факторного анализа.

Модель Гилфорда, которая является трехмерной...

Первое измерение – это действие, совершаемое действие; способность изучается на уровне действий, т.е. понимается (про­яв­ля­ет­ся) как процесс решения задач. На измерение действия пять параметров:

1. Восприятие и понимание материала.

2. Его сохранение или память.

3. Дивергентность как возможность анализа материала.

4. Обобщение, опознание объекта по разным его признакам.

5. Оценка, оценивание.
Теперь давайте остановимся на второстепенных для нас втором и третьем измерениях.

Второе измерение – это материал. Замечу, на что это похоже... Каждый из нас по оценкам диагноста ориентирован на свой материал. Материал имеет 4 параметра в концепции Гилфорда, а именно:

1. Изобразительный материал, рисуночный, зрительный.

2. Материал знаковый. Я назову знаковый, а вы в книжке Ана­ста­зи [можете увидеть] термин «символический». Понятия «знак» и «символ» являются разными, но часто в других изложениях – [это] одно и то же. У нас это – буквы и цифры. Заметим, это – отдельный факт, это устан[авливается] не теоретически, а путем выделения каких-то характеристик...

3. Семантический, смысловой материал – слова, фразы, предложения, рассказы.

4. Поведенческий – означает, что в тесте нам предлагают бытовые ситуации из нашего опыта.


Это – 4 фактора по материалу.
Шесть – по третьему параметру. Третий параметр назовем результат или форма его представления. В данном случае эти измерения будут для нас скучноватыми. Точное различие между ними будет понятно, пожалуй, лишь логику. Но и мы даже без примеров поймем некую последовательность.

1. Первая форма – элементы. Простите, я буду говорить на бытовом языке: что можно сделать с картонной коробкой, мелом, кирпичом, листом бумаги? Сколько наберешь способов применения, столько получишь элементов. Элементы – это первая результативная форма. А дальше, в принципе, из элементов складываются...

2. ...классы (вторая форма), укрупняются единицы.

3. Классы вступают в отношения.

4. Когда начинаем анализировать отношения между классами, тогда мы можем придти уже не к классам, а системам.

5. Преобразование систем.

6. Заключение или вывод.
Такова трехмерная структура... 5 на 4 на 6 – 120 ячеек, заполнено в нем до сих пор пока только 100 ячеек, в этом смысле концепция интеллекта по Гилфорду напоминает менделеевскую таблицу, т.е. имеется некий резерв развития.
Возникает еще одна проблема. Сначала поясним, потом назовем. Существует ряд тестов на отдельные способности, за которыми стоят отдельные способности. Мы начинаем их обобщать, мы начинаем выделять факторы все более высокого порядка. Нетрудно предположить, куда мы при этом результате должны придти. Мы должны придти к одному из понятий, которое будет исследовать диагност по фамилии Спирмен. Это – диагностика базового (основного) фактора способности. g-(general)-фактор.

Вот она – мечта тестолога! Создать тест, который был бы независим от любых дополнительных переменных! От переменных зависим таких – половых, возрастных,... характера, образования. Эта проблема, наверное, всегда будет существовать – проблема культурно-независимого теста. Перенос теста на новый материал всегда сталкивается с трудностями.


Начало века, французские социологи: «Растение, пересаженное в чужую почву, становится в ней сорняком». Мы все сделали, чтобы здесь в Европе адаптировать тест – пересадили в другой регион и получили культурно-детерминированную ошибку g-фак­тор – требование контроля любых дополнительных переменных.

Были ли тесты, которые считались культурно-независимыми? Были, но есть постоянный спор о том, могут ли они быть... Сначала – это тест на g-фактор, а потом выясняется, что это не совсем так.

Так происходит с одним тестом... Считают тестом на g-фак­тор. Он известен нам под названием матрицы Равéна. Что они представляют собой? Каждый из нас знаком с этими матрицами по отдельным тестам. Эти отдельные задания часто попадают в популярные издания.

Действительно матрица, заполненная каким-то материалом на 8 клеток, а девятая является пустой. И испытуемому дается возможность заполнить эту девятую клетку одним из обычно шести вариантов.

Поначалу эти 8 клеток заполнены чем-то вроде рисунка ткани, и задания являются довольно легкими, но затем эти матрицы Равена, не касаясь речи, касаются многих логических, конструктивных.... и других способностей. Всего заданий в полном Равене (ему обучают специально; в последнее время оживилось движение...) – 132. Это полный Равен, и обучаться [ему]... стоит довольно большого труда.

Интеллект и креативность


В прошлый раз – способности начали изучать на уровне операций (Бине, Симон) как уже сложившиеся умения. Потом способности стали изучать как процесс решения задач (на уровне действий) – Гилфорд.

Но тогда нам нельзя не упомянуть о самом последнем, высшем уровне. Это – уровень деятельности, который связан с мотивацией.


Креативность. Разберем само это слово. Оно не переводится на русский просто потому, что по-русски его нельзя [сказать] в одно слово. Если в одно – будет творческость, способность к творчеству.

Но кое-кто уже мог заметить некоторое противоречие. Прочтите, у Гилфорда тоже были творческие способности: дивергентность, конвергентность – тоже способность к творчеству. Ответ: но эти способности разного уровня. Различаем интеллект и креативность. Дивергентность, конвергентность относятся к интеллекту, а креативность – более высокий уровень; можно, наверное, перевести... Я не буду давать определения креативности... Креативность – это готовность к реализации своих способностей.

Можно вообще-то по-другому сказать: способность... порядка. Более десяти применений куска мела – одно, а другое – что эту свою способность я буду реализовывать. Это – разные вещи. У меня это есть в потенции. Если меня попросят, то я это сделаю. В тесте на интеллект попросили назвать столько-то способов применения – я это сделал. В методе... исследования креативности ни о чем не будут просить. Будут смотреть – сделаю ли я это самостоятельно?
Пример. (Простите за обращение к клинической психологии. Я очень люблю клиническую психологию. Моя первая курсовая работа написана под руководством клинического психолога...) Если вы будете применять критерии Гилфорда, то самый дивергентный у вас окажется шизофреник. Почему? Потому что у больного шизофренией расщепленное мышление. Сравните: дивергентность – расходящееся мышление; больной шизофренией – расщепленное мышление.

Ю.Ф.Поляков, ныне заведующий кафедрой клинической психологии, в середине 60-х гг провел озорной эксперимент. Он, во-пер­вых, сравнил (тогда термин дивергентность не был так известен, но бытовали – оригинальность, гибкость и т.п.)... Он сравнил по оригинальности норму и патологию.

То, что больные выиграли, здесь не надо сомневаться. Почему? Потому что при так[ом] расщепл[енном] сознании свойства предмета теряют различения по значимости. Сейчас будет очень сложный материал[, а может быть, и нет]. Что [это] значит? Если меня что-то спросят, например, в тесте, например, четвертый лишний – нормального человека, он сразу выделит высокозначимое, высокочастотное свойство.

Не так – больной шизофренией. Он выделит все свойства, и при этом не будет различать их по значимости.

Три человека изображены в трех клетках, они работают – кто-то рубит дрова, [кто-то] стирает белье,... Четвертый – бездельник – лежит, ничего не делает.
Поясни[м] разницу между интеллектом и креативностью.

Больной шизофренией рассуждает: пусть лишним будет первый (ему все равно). Он выделяет все его отличия. Потом второй, третий... Забыл, что именно диктовал этот клиент. Он доходит до четвертого пункта. Теперь предположим, что четвертый будет лишний. Тогда [больной] заключает, что он единственный из четверых в данный момент видит небо. Низкочастотный... признак выделяет первым. Такой человек получает высокую оценку по дивергентности.

Может быть эти [люди]... обнаруживают латентные, скрытые признаки при решении творческих задач? Может быть, эти люди станут более успешно решать творческие задачи?..

Задачка. Она сегодня всем известна – о весах и свече, уравновешенной набором гирь. Цель – изменить равновесие весов не касаясь гирь. Ответ: поджечь свечу. Свеча горит – это высокочастотная ассоциация. Свеча имеет вес, при горении что-то теряет – низкочастотная. Больной,... если ты так прекрасно выдел латентные признаки – реши задачу о свече! [Но] между нормой и патологией не было обнаружено никаких различий. Это значит – столкнулись 2 фактора. И один фактор как бы был погашен, уравновешен другим. Смотрите: больной шизофренией (и я ис­п[оль­зую] здесь понят Гилфорда) по дивергентности явно получает преимущество, а вот по креативности, к которой мы постепенно подходим (по нашему определению – по готовности использовать свою дивергентность), он теряет. Он не может использовать тех возможностей, которые казалось бы ему даны.

Это столкновение двух уровней исслед[овательских] способностей. На уровне действий – поищи в свече все, что заложено в свойствах – он нашел бы... Если не поставишь цель...

Больной шизофренией не может поставить себе цель, его деятельность ненаправлена. И поэтому проигрывает.


Теперь уберем пример, и возьмем то, что является исслед[ованием] креативности сегодня. Исследованием креативности как способности к творчеству занимается последователь Гилфорда (из зарубежных авторов), исследователь по фамилии Торранс. Скажу свое личное мнение: Торранс во многом все еще тяготеет к Гилфорду. У него креативность близка к чисто интеллект[уальным] спо[собностям]... Мы заявим резко: креативность как способность второго порядка связана с мотивацией. И здесь простите меня за маленькое, всего лишь минутное, лирическое отступление.

Чел[овек,] жит[ейский] психолог, на­чи­н[а­ю­щий] заним[аться] психологией, всегда что-то теряет. Мы с вами [это потеряем] минут через 5-7. Смысл такой: вы потеряете право быть испытуемым в исследовании на креативность. Если испытуемый знает, что у него исследуют креативность (интеллект – он ничего не теряет, там инструкцию ставят четко – борется за секунды, минуты, свой КИ)... Но дело в том, что если мы знаем, как устроена методика на креативность, мы никогда не узнаем, креативны ли мы... [Может, не рассказывать?.. Я все равно расскажу, так как] вы уже давно приняли свое решение выйти из замечательного сообщества людей искусства...

Расскажем не о Торренсе...

В качестве примера [возьмем] отечественного психолога – ...Богоявленскую. Прежде скажу в общ виде: 3 отличия теста на интеллект и методик на креативность:

1. Самое простое. Мы помним, что тест на интеллект – это короткое испытание. Тест дает временной лимит. Методика на креативность не содержит ограничений во времени.

Почему? А потому, что любое ограничение и прежде всего во времени провоцирует шаблонные способы решения – на прошлом опыте, что когда-то уже делали, и то, что возможно приносит какие-то результаты сейчас.

Чтобы выявить новый подход к ситуации нельзя ограничивать испытуемого на времени. Поэтому говорю: не тест, а методика.

2. Тест на интеллект имеет простое строение. Он недвусмысленен. Методика на креативность имеет сложное строение. Сложное – значит, материал состоит по крайней мере из двух уровней. (Я пока говорю в общем виде.) Суть такова: испытуемый, как ему кажется в начале, имеет дело с вполне ясным, определенным материалом, но на самом деле этот же материал содержит в себе возможности иного способа действия с ним.

3. Связано с 2. В тесте на интеллект прямая инструкция, прямо говорят – найди как можно больше способов применения объекта. В методике на креативность инструкция косвенная, т.е. какой-то способ действия с материалом испытуемому конечно дают, сообщают – вóт как решать задачу, осваивая это решение. Но на самом деле задачу можно решить иначе, и на это иное решение испытуемому не указывают. Испытуемого никак не мотивируют к поиску новых способов решения.

Это были 3 отличия теста на интеллект от методики на креативноть.


Методика Богоявленской – метод креативного поля. И тогда пошли дальше. Суть: методика креативного поля имеет ряд реализаций. Я имею в виду сейчас первую из них. Первая реализация – цилиндрические шахматы.
([Аудитория не поняла слова «шахматы» и... В.В. пошел на повтор:] Всегда когда что-то не получается, преподаватель как видеомагнитофон откатывает назад...

Интеллект – изучение способностей на уровне действий; креативность – на уровне деятельности, как способности связаны с мотивацией.

Способность есть, а готовности к ее реализации нет.

А теперь говорим так: в мировой практике – Торренс, в отечественной психологии – Богоявленская разраб[атывали] конк­р[ет­ные] методики на креативность. Методика имеет ряд реализаций. Можно сказать метод – [метод] креативного поля...)


В шахматы когда играем – доска лежит на плоскости. Первая картинка: попробуем сыграть в шахматы, когда доска имеет цилиндрическую форму. Далее все это поясняют испытуемому, и после этого говорят... Сам он решает задачки... с условием: раз доска – это цилиндр – сквозная – фигура может ходить сквозь.

Точка на доске – попробуйте поставить мат (мат на цилиндрической доске трудно поставить вообще)... поставить [короля] под шах двумя слонами.

Экспериментатор: вот точка – стоит король, и вот алгоритм решения задачи (то, чему вас якобы будут обучать – прямая инструкция – поставили короля и нужно проводить диагонали). В каком-то другом месте доски эти две диагонали... опять дадут пересечение. Туда – одного слона. А рядом – ставим второго. Это дается в инструкции.

Что делает испытуемый? Сначала любой начинает проводить диагонали. В чем секрет? Это пресловутый слон оказывается всегда на определенном расстоянии от короля. Это становится заметно не сразу... И тому, кто хочет, готов это заметить. И тогда мы забегая вперед, говорим: кто-то будет проводить диагонали и далее, а кто-то заметит – эта искомая цель – слон – всегда находится от короля на определенном расстоянии. И что сделать? Прекратить проводить диагонали! Смысл?


То что я сейчас излагаю – разные уровни интеллектуальной активности испытуемого – интеллект активности, инициативы.

1. Первый уровень – стимульно-продуктивный, т.е. как мне дали инструкцию проводить диагонали, так я их и продолжаю проводить. Мотивация есть? Есть. Какая? Стимульно-про­дук­тив­ная – как можно быстрее проводить диагонали. Опыт проводится в несколько сеансов, до тех пор[, пока] не обнаружится, что у испытуемого есть определенная стратегия решения задачи.

Испытуемый первого уровня проводит диагонали быстрее и быстрее, не задумываясь над тем, что его цель может быть достигнута другими средствами.

2. Второй уровень (от архимедовского: «Эврика! Нашел!») называется уровнем эвристическим. Эвристический уровень означает переход к новым средствам решения задачи. Заметим: какой? Спонтанный, ничем не мотивированный (никакой инструкции на поиск нового испытуемому не давали). Если бы дали, он бы выявил – вот почему здесь речь о мотивации.

3. Есть и третий. В методе Богоявленской чаще выделяют первый и второй. [Третий выделяют] редко. Называют – собственно креативный – [это] означает постановку новых целей. Конкретно этот уровень... скажу от себя: испытуемых креативного уровня не так уж много. К счастью до остальных... Вспомним Маслоу: самоактуализирующихся – 4%, и даже 1%. Опознать креативного может уже не каждый диагност. Его не трудно перепутать с больным шизофренией. Обычно он ведет себя так:... Креативный обязательно прошел через второй уровень, он выявил все эвристики, новые средства решения задачи, все. Эту совокупность описал... Заявляет: не надо мне давать новых заданий. Теперь я возьму [саму] методику и пойму ее... Выход за рамки ситуации – надситуативная активность...

Бессмысленно подражать... Ничего не выйдет на этом уровне.

Второму можно подражать – кто-то шепнет: посмотри новое... Секрет – инструкции не дают новое искать. А выход на креативный уровень более сложен, [он] касается целевой структуры действия и ее связи с мотивами, с внутренней мотивацией испытуемого.
Бине-Симон – на уровне действий, Гилфорд – на уровне действий. Креативность – словечко на уровне действий.
Завершая третий вопрос – маленький фонарик.

Общее представление о развитии способностей


Таково – здесь мы вспоминаем о том.

Эта линия является условным разделением диагностического и личностного подхода.

Есть два понимания развития способностей... И если заговорили – нужно вспомнить понятие задатков (с. 23) – анатомо-физиологические особенностей, которые определяют развитие того или иного органа при оптимальных условиях.
Более традиционно – на бытовом уровне более приемлемо – диагностическое представление.

Способность обязательно на бытовом уровне должна в своем центре иметь определенные задатки. И тогда мы скажем: способность – суть проявление и развитие задатков. Иногда даже не знаем, что возразить против такого понимания, когда речь идет о врожденных, о сильных врожденных задатках: способностях к математике, музыкальных...

Но вдруг в какой-то момент на способностях музыкальных делаем остановку, и вспоминаем то, с чего начинался этот вопрос – с определения Б.М.Теплова. Он изучал как раз музыкальные способности.

Порассуждаем вместе с ним. Так случилось, что я не раз встречался в аудитории с педагогами-музыкантами, которые, сами того не зная, повторяют в своей практике открытия Теплова, сделанные им в начале 60-х гг. Музыкант (ситуация того времени) – человек с абсолютным музыкальным слухом – врожденный задаток, анатомо-физиологическая способность. Родился с данным слухом – поступай в музыканты!

Что делает Б.М.Теплов? Та конструкция, которая появится сейчас справа, покажется привычной.

Теплов: А что, если у нашего студента нет такого задатка, а зато есть высокая мотивация к освоению данной области практики? Мы договорились: о мотивации, о ее специфике, мы в данной теме не говорим. [Считаем просто, что] она есть. И тогда – что такое способность? Некоторое средство достижения жизненной цели.

И Теплов замечает: а можно ли сформировать, создать точно такую же способность по результату, какая в альтернативном подходе по-существу задана в природе? Да или нет? Его ответ – да, но только здесь я бы сказал так... Он сказал: по результату будет то же самое, по внутренней структуре будет иная картина. Результат тот же самый, и он его назвал его – псевдоабсолютный слух. Мне не очень нравится слово псевдо-... Лучше его заменить одним из понятий Курта Леви. Кажется, ничего не меняем, но звучит лучше: квазиабсолютный слух. Тот же результат, но другими средствами.

И тогда строим так конструкцию. Способность должна иметь задатки? Должна. Но в этой конструкции это некоторые другие задатки, которые должны в преобразовании создать новую структуру. Способность образуется из других задатков. Способность создается на ином природном материале. И тогда скажем – ну и что, а здесь будут такие задатки как относительный слух. Чувство ритма... И тогда это структура ВПФ. Две концепции развития способностей – естественная и искусственная... Развитие естественных задатков и создание высших (т.е. искусственных) психических функций.

Кстати говоря, для аккуратного перехода во второй вопрос... Подходят музыканты-педагоги и говорят, что сегодня вообще говоря можно не обладать абсолютным музыкальным слухом чтобы проникнуть в эту предметную область... потому что интервальный слух так или иначе ставит каждый. И сегодня этот подход набирает силу – не полагаться на то, что задано природой, а на то, что является функциональным образованием, необходимым для достижения жизненной цели...
И все-таки есть что-то врожденное в музыканте!... Не имеет никакого отношения к способностям... Начинаем копаться в способностях... – вот найдем некоторые сокровенные врожденные вещи... Врожденные свойства находятся в области изучения темперамента... Музыканту не важен слух... Но важно эмоциональное отношение... Забегая вперед: эмоциональность – одна из общих характеристик темперамента.

2. Темперамент и примеры его исследования


Перерыв – 10 минут...

Темперамент – это врожденное свойство организма... Если мы зададим вопрос: в рамках какого подхода прежде всего изучается темперамент? Ответ здесь возможен только в рамках диагностических. Потому что темперамент – врожденное свойство организма, и кто-то обязательно вспомнит сейчас, что первым исследователем темперамента был Гиппократ. Фактически – исследование вопроса – что является врожденным основанием...

Темперамент – это формально динамическая сторона любой деятельности субъекта. Т.е. способность всегда специфична. Это способности к чему-то, к определенной области нашей жизни. Темперамент – напротив – свойство неспецифическое, касается любой деятельности субъекта. Гиппократ определяет темперамент по сочетанию жидкостей в теле человека (гуморально – жидкостно).

Второе врожденное основание, которое мы обязательно посмотрим, но в следующей, девятой теме (где будем говорить о типологиях индивидуальности), это – соотнесение темперамента, причем рядом поставим термин и характер. Основанием для темперамента или характера считают телесную конституцию, телосложение. Это еще одна возможность изучать врожденные основания для темперамента.

И все-таки в современной психологии и психофизиологии таким основанием являются свойства нервной системы... Свойства нервной системы... и мы сейчас начинаем с азбуки проблемы темперамента – с типологии, предложенной когда-то И.П.Павловым. Имя известно, известны некоторые представления,... а в данном случае интересно, как физиолог начинает выделять психологические типы темперамента. [В соответствии с нашим сегодняшним праздником] типологию Павлова [изложим] истинно по-солдатски – по шагам.
Шаг 1. Выделение основных свойств нервной системы. (Ша­гов всего будет 3).

Павлов работал на рубеже веков – во многом сегодня его аргументация, методы аргументации обновлены.

1. Три свойства выделяет Павлов, а мы свойство первое будем именовать как некоторый бинарный фактор, разделение. Первое свойство именуется – сила/слабость нервной системы. Сила нервной системы – это устойчивость к длительному воздействию раздражителя. И поскольку говорим о Павлове, вспоминаем, что у него в теории особ[енным] различением, которое касается всего, [в том числе] и данного свойства – раздражение/возбуждение – к раздражителю возбуждающего и тормозного (т.е. любого) типа. Сегодня сказали бы – толерантность, устойчивость. Сила.

2. Свойство 2. Тоже будет иметь 2 полюса. На одном – уравновешенность (баланс), на другом – неуравновешенность.



Уравновешенность нервной системы – это ее способность к переходу от возбуждения к торможению в критической ситуации.
И тогда маленький пример, который здесь не повредит. Павлов: на кожу собаки мы помещаем вибратор, и определенная вибрация связана, например, с процессом возбуждения. Вырабатывается условный рефлекс возбуждения... на определенную вибрацию. Затем берем другую частоту, близкую к первой, и вырабатываем тормозный рефлекс, тормозную реакцию. И наконец – что такое критическая ситуация? Две частоты близки: одна – [связана] с возбуждением, другая – с торможением.

Меняем постепенно частоту. Какие последствия? Их два. Одно состоит в том, что наш субъект плавно переходит от одной реакции к другой, иными словами, его поведение не нарушается. Эта критическая ситуация не приводит к разрушению поведения.

Тогда говорим: имеет место уравновешенность. Иначе – сшибка, сшибка двух реакций. И две реакции приходится переживать как бы одновременно – нет дифференциации между частотами, и возникает разрушение поведения. Тогда мы имеем дело с отсутствием баланса нервной системы. Неуравновешенность.
3. И последнее, третье свойство. Если в одно слово – его надо назвать подвижность. Если в два: подвижность-инертность. Подвижность – это чисто темповая характеристика – скорость образования новых условных связей или скорость перехода от возбуждения к торможению.

Это был первый шаг.


Второй шаг. Построение общих типов нервных систем. Давайте попробуем рассуждать вместе с Павловым. Он получил [на­бор свойств]. Он их выявил эмпирически, по спец методикам. Если теперь он будет сочетать эти свойства теоретически – построит граф – получит... количество сочетаний. Но его задача состоит в том, чтобы построить действительные типы нервных систем, т.е. эмпирически достоверные. И поэтому он действует так. Он берет свойство и начинает свою типологию Берет и начинает различать – вот сила и слабость нервной системы.

Сильный и слабый – типы нервной системы. Пора брать вторую характеристику. Но где ее применять? Имеет ли смысл применять второе свойство к слабому типу? Павлов отвечает: у слабого типа нет даже устойчивости к длительному действию раздражителя, критическая ситуация не характерна для данного типа изначально. ([Иными словами,] стоит ли устраивать сшиб носителям слабого типа нервной системы? Едва ли.) И поэтому мы применяем второе свойство как различительное только к сильному типу. Здесь мы говорим – уравновешенность/не­у­рав­но­ве­шен­ность.

Тогда он обращается к третьему свойству: стоит ли прим третье свойство к неуравновешенным, где нет самой возможности перехода от возбуждения к торможению? Стоит ли говорить о скорости перехода там, где нет самой возможности перехода? И поэтому только к уравновешенным Павлов применяет третье различение – подвижность-инертность.

Второй этап закончен И для Павлова он сразу же превращается в третий.


[Шаг] 3. Называние типов. Соотнесение типов нервных систем с определенной поведенческой картиной.

Сколько типов мы здесь находим?

Сильный – Уравновешенный – Подвижный. Первый тип. Он сразу получает название – сангвиник.

С – У – Инертный – флегматик.

С – Н/У – холерик.

Сл – меланхолик.


Павловская типология темперамента оставляет для его критиков, последователей... Две проблемы. У него – 3 шага, и между шагами от первого ко второму и от второго к третьему – первая проблема – проблема перехода от свойств к типам. Для Павлова ее не было. Для Павлова понятие тип – базовое понятие. Он не сомневался – чистые типы есть. Если возникает проблема, то рано или поздно она приводит к вопросу: «Есть ли чистые типы?»

Как только возникли типы нервных систем, они были соотнесены с типами темперамента. Темперамент – это и некоторая поведенческая память.

Возникает проблема (в инженерной, индустриальной психологии) соотнесения типов нервных систем и типов поведения.
Рассмотрим обе эти проблемы.

1. Проблема перехода от свойств к типам возникает как таковая уже в современной ...психологии.

Снова появляется имя Теплова и его ярк[ого] ученик[а] Небылицын[а]. Остался в истории изучения темперамента – автор статей в медиц... Погиб в 42 года... Прискорбно, поскольку его концепция темперамента во многом отличалась от павловской и тепловской.

Об этой проблеме мы беседуем коротко, потому что это – соседняя область – дифференциальная психология.

Теплов в 50-60-е годы становится автором многих методик по изучению отдельных свойств нервных систем. Что делает Теплов как исследователь? Пересматривает первый этап, возвращает к первому этапу. Слишком жестко, однозначно были определены свойства. Методик изучения становится все больше и больше. И тогда (как и [в случае] со способностями) необходимо объединить методики и стоящие за ними свойства с помощью факторного анализа.

Что делал Теплов? Даже вот эти эмпирически выявленные типы нервных систем тепловских исследований не получили достаточной верификации. Он стал сомневаться и имел на это право – надо выделять как отдельное свойство уравновешенность. У него качественную разницу получило такое свойство как подвижность. Наряду с подвижностью – лабильность – гибкость нервной системы при выполнении тек задачи. Грубо: методик стало больше – типы утратили чистоту. Это есть, и тогда какое-то понятие должно придти на смену типа. Он заменяет понятие тип понятием синдром свойств нервной системы. Синдром. Тоже словечко многозначное. Синдром – это совокупность свойств нервной системы, коррелирующих между собой.

Теплов – путем снизу, снизу вверх – от конкретных методик к обобщению и результат[у]. Вместо того, чтобы называть чистые типы, Теплов предпочитает – взять свойство силы и назвать – не свойство силы, а синдром свойств силы нервной системы. Иными словами – картинка, которая у нас еще не раз будет повторяться.



[Такие] свойства силы как устойчивость, толерантность становятся центральными. А в свою очередь становятся главными для образования синдрома свойств, группы. Среди вторичных свойств по отношению к силе коррелирующие с ней – высокие зрительные и слуховые пороги. Обладатели сильной нервной системы – люди с низкой чувствительностью. Параллельно возникают психологические выводы.

У Павлова слова сильная/слабая нагружены дополнительным смыслом (лучше иметь сильную нервную систему, чем слабую).

Теплов устраняет – нет однозначности... Если сила, толерантность – хорошо в одних ситуациях, то со слабой – высокая чувствительность – лучше в других ситуациях. Теплов – [есть] тип и воз­ни­к[а­ют] синдромы.


Теплов идет снизу вверх, и не так идет Небылицын – обобщ... путь выделения темперамента без выделения типов.

Небылицын: не следует выделять типы с одной стороны, но и не следует выделять отдельные частные свойства. В анализе темперамента нужно идти от некоторых глобальных, фундаментальных его характеристик.

60-е гг. А это годы в разных странах – годы исследования нервной системы: анатомии, функциональных структур.

Небылицын: следует выделять основные характеристики темперамента как функции анатомических структур. И он выделяет – в одних описаниях две, в других – три. Пусть у нас будет 1а, 1б и 2.

1а) Общая неспецифическая активность субъекта. 60-ее гг. Разные физиологи в мире обнаружили и описали анатомическую структуру в коре и подкорке – ретикулярную формацию. Ее условно назвали – энергетический центр. Небылицын довольно легко подвинул (отставил в сторону) понятия – подвижность, лабильность... Он смотрел по крупному: энергетическая активность.

1б) Общая двигательная активность организма. Именно в эти годы психогенетики установили кто выигрывает на КИ. Выигрывает тот, у кого большая энергетика, кто может совершить большее количество движений в единицу времени.

2. И вторая характеристика по Небылицыну. Эмоциональность в вот каком смысле – тогда же – специально описали участки корковых и подкорковых центров, которые отвечают за дан... психические функции – эмоциональный мозг – лобно-лим­би­че­ская кора, отделы гиппокампа, гипофиз, найдена анатомическая структура, которая отвечает за эмоциональный контакт человека со средой.

В русском языке есть два смысла слова чувствительность. С одной стороны – органы чувств – способность к ощущению, а с другой – это как раз и есть эмоциональность. Одно слово – два смысла, и редкий случай, когда оба смысла совпадают. Высокая чувствительность и, можно сказать, – высокая чувственность организма...


Таково решение первой проблемы, решение проблемы перехода от свойств к типам.
2. Проблема перехода от нервной системы к типам поведения. Москвичи не первые специалисты в области дифференциальной психологии. Петербуржцы! И мы еще будем упоминать их... Есть еще один центр – Пермь, где когда-то работал ученик Павлова, аккуратный продолжатель его исследований по фамилии Мерлин. У него было немало учеников, одним из которых сегодня является декан факультета психологии МГУ. Это – индустриальный психолог Евгений Александрович Климов

Хотелось бы показать то, как человек, который начинает с физиологии и психофизиологии, переходит к психологическим понятиям.

Переход о типов нервной системы к типам поведения.

Если этой проблемой интересуется индустриальная психология – психология труда, она говорит не просто о поведении, а о профессиональной деятельности человека.

В 60-е гг Климов вводит понятие – индивидуальный стиль деятельности проф[ессиональной] деятельности человека. Индивидуальный стиль деятельности – это совокупность способов освоения и осуществления определенной профессиональной деятельности, достигнутых при оптимальных условиях и высокой мотивации.

Структура индивидуального стимула может быть проиллюстрирована с помощью расходящихся концентрических окружностей. Состоит из ядра... трудно настоящему дифференциальному психофизиологу изменить своему подходу... здесь опять будет ядро.

Лет 10 назад вызывало улыбку второе слово. То, что является оболочкой ядра называется пристройка.

Что имеется в виду конкретно? Ядром является тип нервной системы, который по Павлову и есть определенный темперамент. Пристройка определяется характером той деятельности, которую осваивает субъект. Пристройка определяется характером деятельности. Здесь как бы новые веяния, которые нам уже знакомы по тепловскому представлению способности.


Ядро и пристройка. Здесь есть два варианта отношения между ними – классический и современный. Более ясен классический. Такой – если человек по темпераменту, например, обладает высокой неспецифической активностью (подвижностью, по Павлову)... Возникает героиня индустриальной психологии – швея-мо­то­ри­стка. Куда человеку с таким ядром?.. (и библиотекари).

И возникает второй вариант отношений.

Эти исследования тоже относятся к тепловской школе, и одно из них: людям с сильным и слабым типами нервных систем дается одно задание, которое нужно выполнять в течение 40 минут. Задание: считать в уме и записывать результат. Говорят: а в чем собственно будет результат... когда количественный результат фактически отсутствует...

По всем ожиданиям, конечно, сильные должны победить. Результат такой: никто по общей продуктивности не выиграл. Несколько выше по общей продуктивности – люди со слабым типом нервной системы. К получасу, 35 минутам – резко снижали продуктивность. Но в целом – продуктивность более высокая, чем у людей с сильным типом нервной системы.


Вывод: есть и обратное влияние. Не то что влияние пристройки на ядро... той деятельности, которую осваивает человек, на его исходные свойства нервной системы. Это влияние – компенсация, компенсаторное влияние, т.е. влияние, которое как бы снимает, компенсирует, преобразует, изменяет и т.д. особенности ядра.
А теперь заметим между прочим... слова в психологических исследованиях далеко не случайны. Как использовал Климов [понятие] стиль (не знаю, знал ли он Адлера к тому времени). «Стиль» – у Климова, «жизненный стиль» – у Адлера. А как у Адлера – жизненный стиль – форма преобразования природных данных (форма компенсации природных... дефектов(?)).
Характер и его формирование...

Пусть у нас третий вопрос первой темы будет очень коротким, потому что девятая тема также будет посвящена характеру.


3. Общее представление о характере и его формировании


Прелюдия к следующей, девятой теме.

Сначала определение характера... Определение характера, его структуры напоминает нам определение индивидуальности (со­во­куп­ность всех психических свойств, способов поведения, которые отличают субъекта от других). В определении характера нет этого, свойства индивидуальности как бы прочерчены более явно.



Характер – это совокупность устойчивых психических свойств и привычных, стереотипных способов поведения.

Теперь мы скажем, что отнюдь не москвичи чемпионы в нашей стране по исследованию характера, и поэтому мы, в данном случае я, должны с пониманием [относиться к] петербургской (ленинградской) психологической школе. У различных психологических школ внутри страны было слово, которое связывало субъекта с миром. Для москвичей [это слово] – деятельность, для ленинградцев (первый исследователь характера – Мясищев, а его ученик – первый декан факультета психологии ЛГУ – Ананьев) это слово – отношение. Если нам подключить тбилисскую школу, грузинскую школу, то там такое ключевое слово – установка.

А что такое отношение? Излагается немножко близко к бытовому уровню. (Как можно говорить о таких [простых] вещах таким сложным языком?)
Маркс: сущность человека есть совокупность (ансамбль) его общественных отношений. Отношение – реальная связь человека с миром (так говорили Мясищев и Ананьев). Сразу скажем: там выделяется то, о чем мы уже знаем – отношение человека с миром строится на трех уровнях: отношение к природе – экологическое сознание, социальное отношение – отношение... к труду, его результатам, отношение к другим людям и отношение к самому себе.

И тогда – вот идея формирования характера. Она проста. Характер есть устойчивая система отношений. Фактически ленинградская школа находится в рамках типового для нее дифференциального подхода, назовем его кратко так: темперамент врожден, характер сформирован, но при этом темперамент является основой характера.

Темперамент – суть врожденная основа характера. И тогда, вы знаете, имеет смысл вспомнить одну пословицу, которую постоянно цитируют, поясняют, интерпретируют психологи данной школы. У этой пословицы есть определенный алгоритм – посеешь-пожнешь: посеешь поступок – пожнешь привычку. Интерпретация проста: отношения формируются в практике, в определенном поступке; отношения перечислены: к природе, соц[иуму], самому себе... Но возник[ают] в поступке, и если [данный поступок] отвечает жизненным условиям субъекта, то [он] становится привычном.

Характер – это совокупность привычных способов поведения. Добавим сюда одного автора, потому что он [очень] популярен. Это – Берн. Привычные способы поведения – игры, игры, в которые играют люди. Игры – социальные отношения. Каждая из игр должна быть названа характером как системой отношений.



Посеешь характер – пожнешь судьбу. И опять вспомним Берна. Сначала игры, в которые играют люди, т.е. типы характеров, а потом, люди, которые играют в игры – игровые способы поведения начинают определять целевые структуры субъекта, целеполагание. Как играем (каков сценарий моей жизни), каков характер – такова судьба.
Яркое выражение диагностического подхода к характеру. Характер связан со врожденной основой и прижизненным развитием. Если нам где-то и попадалось в этом изложении слово личность, то это слово личность попадалось бы в самом широком смысле – индивидуальность, совокупность индивидуальных черт.
Посмотрим, как подходит к формированию характера исследователь личности в точном смысле слова.

Характер и личность


Самый яркий исследователь темперамента и характера – это не психолог, это философ – Кант.

Суть кантовской концепции характера состоит в том, что есть дифференциальный подход. Вы можете считать, что характер есть у каждого (поскольку у каждого есть темперамент, а характер – это видоизмененный темперамент). Кант: характер – есть достоинство человека. Характера может и не быть. Темперамент есть, а характера нет.

Надо пояснить, а пояснение довольно простое. Если в первом случае характер – производная от темперамента, то во втором – характер – производная от развития, от личности. Характер рождается и формируется вместе с личностью.

А можно сказать и по-другому. И мы даем определение: характер – это форма поведения, которая необходима для сохранения имеющейся структуры мотивов.

Т.е., извините меня,... характер создается вместе с личностью. Какие функции он выполняет? Защитные функции! Если мы когда-то говорили: личность родилась, установилась структура мотивов – должна быть форма, которая эту структуру мотивов призвана сохранять.

Есть варианты. И разведем эти варианты. Мы привыкли: на одном полюсе – отсутствие характера. Кант здесь упоминает... А это значит, что субъект подвержен любым случайным внешним влечениям...

Противоположный полюс – жесткий, ригидный характер. И всегда скажем: ради чего? В одной из книжек М.М.Бахтина, посвященной Достоевскому: возьмем черту характера – скупость... скупого рыцаря у Пушкина. Эта скупость напоминает врожденную черту,... и мы не знаем, ради чего она возникла.

Как только говорим о взаимоотношении характера и личности... Плюшкин... Это, говоря словами Теплова, – псевдоскупость, скупость ради идеи. Как было у Аркадия Долгорукова («Под­рос­ток»): деньги правят миром. Становится скупым против своего темперамента.

Псевдоскупость требует преобразования природных условий, преобразования своих природных нужд. Характер выполняет защитные функции. Характер – это форма поведения.
То, что Адлер характером называет индивидуальный жизненный стиль – говорили.
Чтобы приблизиться к девятой теме, мне хотелось бы упомянуть еще одного оригинального автора, которого мы [еще] не называли. Это – ученик Фрейда Вильгельм Райх. Он имел довольно странную личную судьбу. В отличие от всех учеников Фрейда, он считал, что тот мало внимания уделяет сексуальной энергии. Райх – основатель телесноориентированной терапии. (Наши взгляды к восточным практикам – правильно называть неорайхианством.)
В качестве забавного, но поучительного заключения. Что такое характер по Райху? Продолжаем оставаться в теме «характер и личность», но говорим об организме.

Характер – защитный мускульный панцирь, скованность мышц. И Райх, посматривая на Восток, – начинает представлять... Характер здесь в интерпретации Райха суть излишняя защита. Это – интерпретация второго полюса. Это – ригидный характер. И тогда нужно (слова Райха) распускать защитный панцирь. Глаза – пустой взор, когда непонятно, смотрит ли на вас человек... вытаращивает глаза, [начинает] двигать ими произвольно.
Ну, а в самый конец... чтобы закончить восьмую тему...

Есть приятель – И.В.Вавилов (заканчивал позже) – внук С.И.Ва­ви­ло­ва. [После окончания] предложили работать в лаборатории психологии личности Института психологии АН.

[Через некоторое время встретились...]

В.В.: Что ты изучаешь?

И.В.: Я сейчас изучаю крикотерапию.

В.В.: И какие там теоретические положения?

И.В.: Какие там теоретические положения! Что такое крик? Это распускание защитного панциря по Райху в области рта.
Исполнение ролей в фильме ужасов: ну и, положим, здесь за окном появляется чудовище. Надо крикнуть так... (кричит). А если маньяк-убийца с огромным ножом – так (и она кричит). Такое поведение и является установлением нормальных соотношений между характером и личностью.


ч. 1 ч. 2 ч. 3 ... ч. 8 ч. 9