Константин Иванович Величко Крепости до и после Мировой войны. 1914-1918

ч. 1 ч. 2 ... ч. 10 ч. 11
INCLUDEPICTURE "media/image1.jpeg" \* MERGEFORMAT INCLUDEPICTURE "media/image1.jpeg" \* MERGEFORMAT INCLUDEPICTURE "media/image1.jpeg" \* MERGEFORMAT
Константин Иванович Величко
Крепости до и после Мировой войны. 1914-1918 гг.

Опыт начального исследования вопроса о крепостях на основах фортификационных идей, положенных в устройство существующих крепостей и на данных, выявленных Мировой Войной.


Величко, Константин Иванович. Крепости до и после Мировой войны. 1914-1918 гг. М. : Гл. Воен.-инж. Упр. РККА, 1922. - 112 с.

Предисловие


«При рассматривании ошибок и недостатков

настоящего образца укрепления, в умах,

способных изобрести совершеннейший,

скорее родятся новые мысли, чем в тех,

которые, ни в чем по придерживаясь старого,

хотят единственно из себя извлечь все чрезвычайное»

Б у с м а р.
Вопрос о будущем крепостей представляет несомненный интерес, особенно жгучий в настоящее время, когда, пользуясь опытом великой Мировой Войны 1914–1918 г.г., все страны мира вынуждены заново организовывать свои вооруженные силы, снабжать их новыми техническими средствами борьбы и, вследствие изменения своих границ, разрабатывать меры по защите своих территорий от вторжения врага.

К числу таких мер относилась до сих пор подготовка страны к обороне в инженерном отношении, в каковой подготовке надлежаще устроенные и расположенные крепости всегда занимали первенствующее положение.



«Крепости - единственное средство задержать, затруднить, ослабить, беспокоить победителя. Они образуют для слабых армий удобное поле действия для того, чтобы самим удержаться и остановить неприятеля, а при случае атаковать его с выгодой, наконец, выгадать время и дождаться помощи (Наполеон)».

«В прошлом столетии был поднят вопрос о том, полезны ли укрепления. Что касается меня, то я изменю постановку самого вопроса и предложу его в таком виде: возможно ли скомбинировать войну без содействия крепостей? и отвечаю – положительно нет. Без помощи крепостей нельзя составить хороший план кампании, а без содействия полевых укреплений нельзя вести наступательной войны (Наполеон)».



«Чем ближе армия к крепости, тем она должна быть предприимчивее, и, опираясь на крепость, она может себе позволить решиться на все. Уменье использовать пассивную силу крепости в пользу активной роли армии всегда будет характеристикой великих полководцев (Бриальмон)».

Несмотря на частные выпады против стратегического значения крепостей во все почти периоды развития военного искусства, крепости не переставали совершенствовать и строить заново в количестве, порою доходящем до злоупотребления ими (Франция) и заставлявшем, в силу изменения обстановки, многие из них упразднять, но никогда ни одно государство не отказывалось от их услуг.

И вот, к началу мировой войны, т.е. к 1914 г., территория Европы числила на себе, в пределах только Франции, Бельгии, Германии, России и Австрии, не менее 200 больших и малых крепостей и укрепленных пунктов. Из числа этих крепостей в течение названной войны подвергались осадным действиям весьма немногие, а именно: во Франции: Мобеж и Верден, а также несколько фортов-застав, примыкающих к Вердену с юга и входящих в состав укрепленного района, так называемого «Hauts de Meuse».

В Бельгии: Льеж, Намюр и Антверпен; в Германии: Летцен-Бойен; в России: Новогеоргиевск, Осовец и Ковна; в Австрии – Перемышль. Прочие крепости или только наблюдались, или очищались без боя, или остались вне театров боевых операций.

Мы располагаем пока еще недостаточным фактическим материалом по отношению подвергшихся осадным действиям крепостей, в особенности материалом, появившимся в печати, за исключением некоторых записок участников по их воспоминаниям. Наиболее же существенные по ходу операций и важные по последствиям были осадные действия под Бельгийскими крепостями: Льеж, Намюр и Антверпен, Французскими - Верденом, Австрийскими - Перемышлем и Русскими: Осовцем и Новогеоргиевском. Однако, между этими последними всеобщее внимание обратили на себя, с одной стороны, быстрое падение Бельгийских, почитавшихся фортификационно особенно сильными, крепостей Льежа, Намюра и Антверпена, а с другой стороны, доблестная 7-ми месячная оборона Вердена.

Еще в 1916 г. появилась в нашей армии неподлежащая оглашению брошюра, составленная Генерального Штаба подполковником Капустиным, <0 результатах бомбардировки Верденских укреплений германской тяжелой артиллерией» (по материалам Французской главной квартиры) и тогда же, после удивления и негодования, вызванных быстрым падением Бельгийских крепостей, подвергавшихся воздействию той же артиллерии и тем же ускоренным приемам атаки a la Zauer, сообщаемые в брошюре данные внесли некоторое успокоение по отношению наших крепостей в том смысле, что присутствие у осаждающего особо могучей крупно-калиберной артиллерии еще не все, что нужно для принуждения крепости к падению. Пример упорного сопротивления Вердена сокрушительным атакам германцев стал особо поучительным.

В настоящее время явилась возможность дать себе более или менее ясный отчет об условиях обороны и осады Вердена, благодаря тому, что в № 1 французского журнала «Revue du genie militaitre» помещена статья инженер-генерала Бенуа «Etude comparative des fortifications de Verdun et Metz».

В статье этой Бенуа затрагивает существеннейшие вопросы современной фортификации и устройства крепостей и притом на чрезвычайно ценной почве сравнения тех начал, общих и частных, на которых было основано проектирование фортификационных сооружений крепостей во Франции и Германии. Это тем более ценно, что генерал Бенуа – выдающийся Военный Инженер французской Армии и ныне начальник Инженеров кр. Мец1, вновь вернувшейся в обладание Франции.

Сравнительный этюд генерала Бенуа не может однако читаться без явной и живой потребности попутно, по каждому поводу, спросить себя: «а как же вопросы эти вырешались у нас в России? Вот почему я не могу передать существа устройства укреплений Вердена и Меца, не оценивая их с точки зрения русской фортификационной школы, так обособившейся от немецких и Бриальмоновских идей, и так ясно вылившейся в конкретные формы при сооружении наших крепостей в 1910-1914 г.г., т.е. к началу Мировой войны.


ч. 1 ч. 2 ... ч. 10 ч. 11