Андрей Николаевич Басов Сказки старого дома 3 Андрей Басов сказки

ч. 1 ч. 2 ... ч. 16 ч. 17
Андрей Николаевич Басов

Сказки старого дома 3

Андрей Басов

СКАЗКИ СТАРОГО ДОМА 3

Романтическая фантазия
От автора
В предисловии к третьей книге романа повторяю то же, что содержится и в предисловии ко второй книге, а именно:

«...Перед вами книга любопытных положений, ситуаций для любителей интеллектуально завязанных сюжетов, выпутаться из которых герою помогает голова, а не волшебство, мускулы и умение стрелять.

Любители ужасов, космических и колдовских кошмаров, вражды и драк будут разочарованы, и им не следует открывать эту книгу и портить себе настроение. Но вот поклонники лёгкой для чтения, сказочной, романтической фантастики, возможно, получат эстетическое удовольствие. А те, кто любит иногда почитать на сон грядущий, - ещё и приятные сны!»
Андрей Басов

ГЛАВА 1: Поющий город
Расселение в нашем доме идёт полным ходом. Нам бы побыстрее очистить дворовые флигели, чтобы было, куда переселиться самим на время ремонта фасадного здания. Стелла свою квартиру уже освободила и держит её пустой в ожидании ремонта всего здания. Долго ей ещё придётся ждать. Месяца три будут переезжать жильцы на новые места. Потом ремонт тоже месяца на три в лучшем случае. Кроме мороки впереди пока ничего не видно.

Через несколько дней после моего возвращения из мушкетёрского Парижа, заглянула Анна Петровна и рассказала о своей встрече с Ришелье. Как и предсказывала Луиза, кардинал перехватил Аманду в Париже. Правда, пригласил её не на чай в Пале-Кардиналь, а в свой кабинет в Лувре и это было опрометчиво с его стороны. Луиза тут же доложила королеве. А та послала свою камеристку к кардиналу с предупреждением, что королева сейчас зайдёт к нему по важному делу.

Кардинал попал в неожиданную засаду. Королеву ждать не заставишь, а Аманду не выгонишь, раз сам пригласил. Королева Анна, войдя в кабинет Ришелье и посетовав на то, как она неудачно пришла к занятому человеку, высказала желание подождать, пока кардинал завершит разговор с Амандой. Пришлось Его Преосвященству опять удовлетворять своё любопытство в присутствии королевы. Правда, поняв щекотливость ситуации, Ришелье не стал ходить вокруг да около. Просто вежливо попросил Аманду рассказать о заговорах, если ей о том что-то известно. Похоже, кардинал уже был готов не бросаться в крайности своих амбиций и обид.

Аманда понимающе переглянулась с королевой и выдала нас всех с потрохами. Королева же поинтересовалась, дошло ли теперь до кардинала, что в Париже его сыску ничего не найти. Заговорщики истреблены друг другом. Участники этой истории в нашем лице никому и ничего раскрывать не намерены. А вот излишним интересом и шумом нам может быть нанесён вред. Получив уверения Ришелье в полном понимании и согласии с услышанными доводами, дамы покинули кабинет всесильного министра.

- Подождём некоторое время, - сказала мне Анна Петровна, - и, если всё будет спокойно, пошлём Жермене весточку, чтобы возвращалась. Хочется мне всё-таки взглянуть на эту заговорщицу. Чем это она вам с Пьером приглянулась? И знаешь что, Сергей, пожалуй, для нас обоих будет лучше простое обращение друг к другу. И путаницы меньше, и отношения между нами ведь давно не как у посторонних людей.

- Согласен, Анна, - и мы разбежались по своим делам.

На работе у меня не очень благополучно. Вернее, не у меня, а у нашего НИИ - разоружение. Заказы министерство обороны не спускает и никто не знает, что теперь делать пяти тысячам сотрудников огромного НИИ. Одних увольняют, а других выпихивают в отпуск за свой счёт на неопределённый срок. Поработав недельку, я без труда выпихнулся в такой отпуск пока что на два месяца. Уж чего-чего, а без дела не останусь.

Ахмед повосторгался подаренным ему Мальчиком и уволок его в Багдад. Александр разрывается между школой и нашей компьютерной конторой. Капитан вернулся из плаванья к Америкам и первым делом поинтересовался:

- А не сходить ли нам с тобой завтра полакомиться вернской ветчиной?
* * *
- И как это называется? - поинтересовался капитан Вик, обозревая дворик моего дома в Верне.

- Это такая местная осень, - просветил я его.

- Круто. Ты говоришь, что не заглядывал сюда месяца два. И я тоже около того из-за затянувшегося плавания в Аргентину. Почти совсем подзабыл вкус местной ветчины. Правда, вкус вина забыть невозможно. А смотри-ка, ничего не изменилось, а ведь уже сентябрь.

- Да, климат тут не российский. Осень приходит много позже, а лето много раньше. Вот потому и сейчас всё в цвету, как и летом.

- Прелесть. Посидим тут немного? Где ещё найдёшь такой покой, умиротворение и миниатюрную прелесть?

- Отчего бы и не посидеть. Я бы даже и подзадержался тут.

- Зачем?

- Хочу Жозефа надуть.

- Жозефа? А разве королевского волшебника можно надуть? И зачем?

- Очень уж он воображает своей способностью всеведения. Как только я появляюсь в «Морском драконе» и он тут, как тут. Как-то предчувствует моё появление в Верне и знает, что первым делом я двинусь в таверну. А мы там сразу не появимся. Жозеф придёт в «Морского дракона» и вдруг ему такой облом! Нет меня и всё!

Кто-то осторожно постучал в калитку.

- Хозяин дома? - послышался с улицы знакомый голос.

- Вот это облом! - расхохотался Вик.

Встаю и открываю калитку.

- Здравствуйте, Жозеф. - Здравствуйте, Серж. О, Вик, и вы здесь! Рад вас обоих видеть. Любуетесь красотой? Жанна умеет её создавать. Я присяду? Никуда не спешите?

- Не спешим. Собирались с капитаном Виком через некоторое время сходить перекусить. А так вроде больше и делать нечего. А вы что, мне или нам работу нашли?

- Это вы по поводу моего визита? Нет, ничего такого. Просто давно вас не видел. Вот и заглянул.

- Странно, что никаких проблем. Как-то, даже непривычно. Может быть, всё же что-то и где-то не так? А то нам с капитаном Виком скучно станет.

- Если о скуке, то Виолетта немного скучает. Но мы-то с вами знаем, что избавит её от тоски. Герц тоже чувствует себя не очень в своей тарелке.

- А ему-то чего не хватает?

- Забот, которых всегда было выше головы. Казна ломится от денег после не состоявшейся войны с пиратами и это его тяготит. Появились деньги - привычные заботы ушли.

- Да-а, задача серьёзная. Мне как-то ещё не доводилось думать над тем, чтобы создать проблемы там, где их нет, и не требуются. Хотя мы с капитаном Виком могли бы посодействовать Герцу советом в создании проблем. В некоторых странах имеют хождение не золотые и серебряные деньги, а бумажные.

- Бумажные? Разве такое возможно?

- Не только возможно, но и практикуется. Посоветуйте Герцу изъять из обращения золотые и серебряные монеты. Вместо них пустить в оборот деньги, отпечатанные на бумаге, с обозначенным достоинством золотой и серебряной монеты. Гарантируем, что в государстве появится столько проблем, что Герцу некогда будет скучать.

- Верю, верю, - рассмеялся Жозеф. - Бумажные деньги. Надо же! Даже мне понятно, что за проблемы возникнут. Нет уж, упаси нас, Бог, от такой напасти! Пусть лучше Герц пострадает от безделья. Так как насчёт перекусить?

- Думаю, что мы сами себе проблему голодных желудков создавать не будем.

В «Морском драконе» обычная суета. Подскакивает Жанна и подставляет всем по очереди щёку для поцелуя. Что-то во время проявления этого знака вежливости и дружбы Вик слегка подзадержался у щеки Жанны. Или мне это показалось?

- Как я рада вас всех видеть! Серж, твой стол Колин велел всегда держать свободным. Садитесь, я сейчас вас обслужу.

Колин приветственно машет рукой, но не подходит. Занят с кем-то то ли из поставщиков, то ли из посетителей. Жанна с напарницей уже тащат подносы к нашему столу, расставляют тарелки и всё прочее. Дружно вгрызаемся в пищу.

- Во дворец сегодня пойдёте, Серж? - спрашивает Жозеф.

- Не знаю. Дела нет, а без него как-то неудобно. Предложить дружескую компанию вечерком? А вдруг Виолетта и Казимир заняты?

- Не заняты, не заняты и будут рады, как вам, так и вашему предложению.

- Тогда нужно будет заглянуть во дворец. Придумать бы какой-нибудь фокус, чтобы вечер сделать поразнообразнее. Жанна, что бы такое нам сообразить для увеселения королевы?

- Может быть танцы под граммофон?

- Точно! Схожу сейчас к гномам в лавку и выберу инструмент. Как это Колин сам не догадался? Вик, а вы, пока я пробегусь по делам, можете сходить посмотреть, как налажено кабацкое дело в порту. Вас ведь это, помнится, живо интересовало.

- Схожу, схожу, конечно, вот только получше вкус ветчины запомню. Ещё четверть окорока не освоено.

- Тогда я пошёл.

Оставив капитана Вика за столом, мы вместе с Жозефом вышли из таверны.

- Вот уж никогда не подумал бы, что капитана Вика могут интересовать портовые кабаки, - смеясь, удивился Жозеф. - А уж тот, который в нашем порту, то он пользуется настолько дурной славой, что Герц всё время порывается его прикрыть. Я возражаю. Моряки, что прибывают к нам, разные бывают. В том числе и не очень спокойные и разборчивые по части развлечений. Плохо будет, если не найдя своего привычного веселья в порту, они пойдут искать и устраивать его в городе.

- У капитана Вика в нескольких портах есть свои таверны. А уж по части успокоения буянов ему и равных нет. Если он захочет выкупить ваш вернский портовый кабак, то Герц может не волноваться. И заведение будет спокойным, и публика в нём станет тише воды и ниже травы. Так что, Жозеф, встретимся ближе к вечеру во дворце?

В ателье Льюиса обычная толкучка и суета из желающих приобщиться к самым последним веяниям моды. Дела захлёстывают первого вернского модельера и поставщика королевского двора, и ему пришлось отойти от личного обслуживания клиентов. Рядом со столовой Льюис устроил себе кабинет, и бразды правления держит там.

- Синьор Серж, синьор Серж! - как всегда энергично приветствует он меня, вскакивая со стула. - Как я рад, как я рад вам! Вот видите, что вы со мной сотворили. Теперь сижу и только отдаю распоряжения. На работу с клиентами у меня нет времени. Так можно и совсем забыть, как мерки снимаются. Я шучу, я шучу. Всё идёт просто прекрасно! Хотя вру. Не всё. Открыли мы свой первый магазин по продаже готовой, модной одежды за границей - в Альгамаре.

- Так это прекрасно.

- Эх, если бы так, - тяжело вздохнул портной. - Прекрасно было только два дня. Лишь на них и хватило того, что мы завезли. Полки пустые. Всё уходит намного быстрее, чем мы успеваем шить. Везём отсюда, наняли швей и в Альгамаре. Всё равно желающих много больше, чем мы можем удовлетворить.

- Но это ведь только первое время будет такой ажиотаж. Потом успокоится.

- Так-то оно так, но история обещает повториться и в другой стране, другом городе. Да и если новая мода возникнет, то получится та же картина.

- Да, задачка. Нужно подумать.

Льюис просветлел.

- Я уверен, синьор Серж, что вам что-нибудь удачное непременно придёт в голову. Если понадобятся деньги, то у нас их сейчас достаточно. Ваша доля в три тысячи декст1 за последние два месяца у банкира.

- Спасибо, Льюис. Вы не подскажете, где тут лавка гномов?

- По нашей стороне Рыночной улицы ближе к городским воротам.

Распрощавшись с Льюисом, двинулся в указанном направлении. Смотри-ка, торговцы граммофонами разукрасили свою лавку под домик гномов. Чёрт, а денег-то в кармане всего две серебряные монетки. Совсем забыл. Пришлось вернуться назад и заглянуть в банкирскую контору. Выслушал даже небольшой отчёт по движению средств.

- Ваше доверенное лицо - Жанна Монк, синьор Серж, почти не пользуется поручением, которое вы ей оставили. За всё время она сама забрала меньше ста декст и написала распоряжение на ежемесячную выплату тридцати солентино другому лицу.

- Кому и за что?

- Женщине, не помню её имени, за уборку в лавке гномов.

- Всё правильно.

- В вашем распоряжении, синьор Серж, сейчас семьсот восемьдесят два золотых. Вы так и не хотите их во что-нибудь вложить?

- Нет. Спасибо за порядок в моих финансах.

- Что вы, что вы, всегда рады вас видеть.

В граммофонной лавке оказалось довольно оживлённо. Да она, похоже, вовсе даже и не граммофонной стала. Правда, вижу её впервые, но Жанна-то раньше говорила, что открыли именно граммофонную лавку. Наверное, всё же лесной народ решил, что в городе прямо с народом торговать выгоднее, чем около леса с перекупщиками. Тут есть всё, что делают на продажу гномы и эльфы и кроме граммофонов. И струнные инструменты, и оружие, и иголки с ножницами, и металлическая посуда, и зеркала, и украшения из серебра. Глаза разбегаются. А это что? Очень похоже на слегка желтоватый фаянс или фарфор. Какие прелестные статуэтки! Двое продавцов из людей с достоинством разговаривают с покупателями. А ещё человек пять или шесть клиентов присматриваются к товарам на полках.

В дверях в глубине лавки стоят Арзон и Везер, с улыбкой удовлетворения, довольства созерцая дело рук своих. Увидели меня, встрепенулись, поспешили навстречу и потащили внутрь лавки.

- Ты в Верне надолго? К нам в лес заглянешь? - поинтересовался Везер. - Как удачно совпало. Мы с Арзоном только сегодня выкроили время посмотреть, как в лавке идут дела. Извини, здесь угощать нечем, но в лесу...

- Да что вы, какое угощение. Я ведь прямо из «Морского дракона». Как народ отнёсся к новому музыкальному инструменту?

- Берут. Очень хорошо берут, - с нотками гордости в голосе изрёк Арзон. - Жалуются, что очень дорого и берут. Но дешевле пока не получается. Работы много. Даже в королевский дворец взяли. В основном покупают в богатые дома просто так или обычные люди кому-то в подарок на большой праздник. Будем думать, как облегчить нам работу, чтобы продавать дешевле.

- И сколько вы просите за инструмент?

- От пяти декст до золотого.

- Да, не дёшево. Но я, пожалуй, наскребу столько. Куплю у вас граммофон и десятка два пластинок для танцев. Нет, нет, даже не думайте! Бесплатно я ничего брать не буду. Эта машинка не для меня, а для таверны Колина. Так что сами подберите инструмент и пластинки, чтобы всё вместе обошлось не дороже золотого.

Подходящий граммофон быстро нашёлся. Пластинки тоже. За всё взяли девять декст.

- Арзон, а как вы делаете те чудесные статуэтки, что выставлены у вас в лавке?

- Это не мы. Фигурки лепят и раскрашивают женщины из деревни Везера. Мы им только печь для обжига сделали. Правда, красиво?

- Очень! Я бы купил пастушку с птицеловом. Сколько стоит?

- Семьдесят солентино.

- Только заверните во что-нибудь.

И в самом деле, изумительная пастораль. Как тщательно вылеплены лица, пальчики, цветы. А как тонко раскрашено! Нет предела, чуть не сказал, человеческому мастерству. Нечеловеческое мастерство! Эльфы могут потягаться с китайцами и даже превзойти тех. Был бы материал подходящий. Жанне должно понравиться.

- Везер, Арзон, мне нужно поговорить с вами об одном деле.

- О серьёзном деле? - поинтересовался старый гном.

- Да как сказать. У Льюиса трудности. Вручную шить одежду очень медленно. Он не успевает обслуживать клиентов.

- Понятно, - улыбнулся Арзон, - ты принёс нам инструмент, который сам играет и хочешь, чтобы мы теперь сделали что-то, что само шьёт.

- Само-не само, но шьёт быстрее. Я принесу образец. Вы сможете.

- Видишь ли, Серж, - вместо Арзона ответил Везер, - у нас деревня большая и есть, кому работать. Но вот у гномов все уже заняты. Если браться за новое дело, то придётся бросать сегодняшнее. Сам понимаешь, что это не очень-то хорошо для всех.

- Да, не очень. Но вы же сами собираетесь подумать над облегчением себе труда. Почему бы вам не заказывать у людей изготовление грубых, простых, но отнимающих много времени заготовок, деталей? Много времени освободится, а все секреты останутся при вас. Вон продавцов-то вы наняли, а почему бы не нанять и рабочих?

- Ты прав. Над этим стоит подумать.

- Подумайте, подумайте, а машинку для шитья я принесу. Посмόтрите. Если ничего и не выйдет, то это не страшно. Живут же люди и без швейных машин. Я пойду, пожалуй. Рад был вас повидать.

Лесные жители проводили меня до порога лавки.

- Да, - вспомнил я, - если будет настроение, то приходите сегодня вечером в «Морского дракона». Затевается небольшой дружеский праздник.

- Придём непременно. Правда, Арзон? - пообещал Везер.

- Придём, - согласился старый гном, но...

Видно, что он хочет ещё что-то сказать, но колеблется.

- Тебя что-то беспокоит, Арзон?

- Да, можно и так сказать. В подземном зале одна дверь пропала. Та, которую мы камнем закладывали.

- Знаю. Я немного разобрался в машине, которая там стоит. С её помощью можно открывать и закрывать проходы. Опасный я закрыл, чтобы он глаза не мозолил.

- Слава Богам! - облегчённо вздохнул гном. - Значит, это с машиной не связано.

- Что не связано?

- Когда мы с Везером сегодня вошли в город, то почувствовали какое-то странное, едва уловимое напряжение в воздухе.

- Да, да, - подтвердил эльф, - словно что-то необычное должно вот-вот произойти, а что именно, где и когда не понять.

- И это не похоже на известное нам колдовство, - добавил Арзон, - а предчувствие какой-то беды что ли. Или не то, чтобы беды, а чего-то странного и несуразного.

- Так, не было печали. Я сегодня разговаривал с королевским волшебником. Он ничего такого не упоминал.

- Он хотя и волшебник, но человек. Может и не чувствовать того, что ощущаем мы.

- Понятно. А опасность какая-нибудь витает или только странность?

- Только странность.

- И то легче. Буду иметь ввиду. До вечера!

Капитана Вика в «Морском драконе» нет и посетителей немного. До обеденного наплыва ещё часа два. Отдаю граммофон и пластинки Колину. Подавальщицы собрались за одним из столов и о чём-то весело щебечут. Жанна отделяется от них и пересаживается ко мне.

- Это что, Серж? - спрашивает она, указывая на свёрток, водружённый на середину стола.

- Это подарок тебе. Разверни, - и Жанна, ёрзая от нетерпения и любопытства, начала разматывать тряпки, в которые укутали статуэтку.

- Какая прелесть, - очарованно прошептала девушка, осторожно поворачивая фигурку так и этак. - Это и в самом деле мне? Спасибо. Никогда таких ещё не видела.

- И мне тоже приятно, что я угадал тебе подарок по душе. Капитан Вик давно испарился?

- После вашего с Жозефом ухода, наверное, ещё с час просидел и потом пошёл в порт.

- Час? Да что же он тут делал столько времени? Окорок доедал?

- Нет, просто сидел, курил свою трубку и смотрел по сторонам. Какой дым-то ароматный! Я иногда к нему подсаживалась поболтать. Он на меня так странно смотрит! Мне даже не по себе становится.

- Неприятно?

- Нет, нет, что ты, Серж! Просто он меня как-то смущает.

Жанна замолкла, нервно теребя скатерть. Вроде как старается собраться с духом, мыслями.

- Серж, а сорок восемь лет для мужчины это много?

Опля, вот так фокус! Надо же до чего дело уже дошло. И когда это они успели так заинтересоваться друг другом? А Жанне-то такое зачем? Кругом молодёжи полно. Даже и далеко ходить не надо. Племянник Колина за ней увивается. Вполне приличный юноша. Как она на меня сейчас смотрит! Со страхом и надеждой. А синие глазищи-то у неё, какие бездонные! Любой капитан утонет бесследно и беззвучно. Соврать что-нибудь? Нельзя. Друзьям не врут. Тем более таким, которые тебе безоглядно верят. Нужно как-то выкручиваться.

- А откуда ты знаешь, что ему сорок восемь.

- Он сам случайно проговорился.

Проговорился? Жди! Чёрта два проговорился! Это он тебя специально пугает. Хочет, чтобы всё было по-честному. Оберегает тебя от ошибки. А ты, Жанна, хочешь от меня узнать, будет ли тут твоя ошибка или нет. Видно это старьё тебе всё же почему-то нравится. Вот же напасть-то какая!

- Ну, что я могу тебе сказать, радость ты наша? Вик мужчина достойный. Ты это и сама видишь. А то, что ему сорок восемь, то это я от тебя впервые узнал. Никогда не интересовался. Нет, конечно, по его привычкам и опыту как-то так и должно быть. Но по внешности ему и сорок-то вроде бы с натяжкой только и дашь. По моему мнению, для него сорок восемь совсем не так уж и много. У него впереди, наверное, ещё столько же. Но ты ведь не это хочешь знать. Правда?

- Я и сама не знаю, что я хочу знать и хочу ли, вообще, что-то знать.

- Ты хочешь знать, не много ли его сорок восемь для твоих восемнадцати. Верно?

- Девятнадцати.

- Пусть будет девятнадцати. Но оценивать эту разницу только тебе. И кроме себя об этом никогда никого не спрашивай и не слушай. Меня в том числе. У тебя и радости должны быть свои, и ошибки тоже. Могу дать только один совет. Лучше присматривайся и не теряй головы.

- Спасибо, Серж, - с облегчением вздохнула повеселевшая Жанна. - Буду слушать только себя.

- Однако я должен тебя предупредить. Моряк есть моряк. Тем более что не из Верна родом. Он не может осесть здесь безотлучно так же, как и я.

- Я понимаю, - прошептала Жанна.

В открывшуюся дверь таверны ввалился Вик.

- Ой, - пискнула девушка, - я ничего не спрашивала. - И упорхнула, не забыв прихватить статуэтку.

- О чём это вы тут секретничали? - поинтересовался Вик, опускаясь на стул.

- О малых скульптурных формах. Обнаружилось что-нибудь интересное в порту?

- Обнаружилось. Кабак и, в самом деле, грязнее некуда.

- А падшие, доступные женщины?

- Не видел. Может быть, они ближе к ночи выползают. Хозяин, похоже, ещё тот тип! На такую жуткую рожу стоит взглянуть, ибо в уме представить трудно. Но вот постройки, похоже, довольно крепкие. Хотя на вид довольно-таки странные. Вроде бы и возведены не так уж давно. Такое ощущение, что заведение не сложилось само по себе, а организовано, как театральная постановка с декорациями и гримированными персонажами. Один из них очень даже занимательный.

- Чем?

- Своё давно отплававший старый моряк на роли приживалки в кабаке что ли. Интересный субъект. За кружку пива или стакан рома рассказывает такие небывалые истории, что диву даёшься. Я думал там только заведение, а оказалось, что довольно обширный земельный участок с хозяйственными постройками. Склад, конюшня с кузницей, сараи, какие-то маленькие, по виду жилые домики. Завидный кусочек, если за него с умом взяться. Попал, правда, не в те руки.

- Понятно. Мимо не пройти. И сколько за него запросили?

- Триста золотых. Это много?

- Понятия не имею. Нам бы поскорее обернуться с покупкой. Нужно ведь ещё во дворец заглянуть. Вы сидите здесь, а я слетаю к банкиру и по пути загляну к стряпчему. Пока я хожу, придумайте себе какую-нибудь бесхитростную фамилию. Иначе купчую будет не оформить.

У Циммермана взял не триста, а на всякий случай триста пятьдесят золотых, двадцать из которых серебром. Стряпчий - синьор Имрих оказался у себя в конторе.

- Мой друг хочет приобрести кое-какую недвижимость в порту. Вы, синьор Имрих, не согласились бы сопровождать нас, чтобы оформить сделку прямо на месте?

- Разумеется, сейчас я только соберусь.

Сборы были недолгими. Стряпчий побросал в портфель какие-то бумаги, запихнул туда же чернильницу-непроливайку, перья и какие-то печати.

- Я готов, - сообщил он, и мы вышли на улицу.

Вик ждал нас перед «Морским драконом». Познакомил его со стряпчим и двинулись вниз - к порту. Грязный притон не виден из города за окружающими порт домами. А из порта не виден за складскими строениями, но кому нужно - тот найдёт. Нашли и мы. Тем более что наш проводник здесь уже сегодня побывал. Внушительное деревянное строение с дырявой и полустёршейся вывеской «Приют моряка». Внешнее впечатление, что вот-вот развалится. Внутри не всё так безнадёжно, но всё равно удручающе до тех пор, пока не подойдёшь вплотную к стене или опорному столбу второго этажа и не колупнёшь их пальцем. Окажется, что серая, ноздреватая ветхость и точки изъеденного жучком дерева просто нарисованы. На стук древесина отзывается звонкой свежестью не таких уж давних лет, а не глухотой многих десятилетий, как старая.

Хозяин и в самом деле безобразен. Сухой, горбатый и хромой. Одетый в какое-то невообразимое, но не рваное тряпьё и с громадным ножом за поясом. Глубокие и кривые морщины прячутся в волосяных зарослях бороды. Пронзительный взгляд исподлобья прищуренных, словно оценивающих собеседника глаз и хриплый, повелительный голос довершают картину.

- Приветствую вас, синьоры, - обращаясь к нам всем, но глядя только на Вика, произнёс этот персонаж, словно сошедший со страниц страшных сказок. - Что желаете?

- Продолжить наш недавний разговор, - ответил Вик, - если вы не передумали.

- Прошу вас, синьоры, за стол. Я не передумал, но подумал, что очень задёшево отдаю своё заведение.

- Зато я могу передумать покупать, - оборвал его Вик. - Если ваше заведение способно увеличиваться в цене, стоит только от него отойти на часок. Со мной такие фокусы не пройдут.

- Ладно, ладно, я пошутил, - проскрипел хозяин. - Всё как договорились.

- Генри, ты что, продаёшь свою таверну? - донеслось из угла зала и какой-то бородатый, но опрятно выглядящий старик в матросской одежде подошёл к нам на пару шагов.

Вик подмигнул мне. Понятно. На сцену вышел рассказчик историй за стакан рома.

- Продаю. И что? Тебе-то какое дело кому и что я продаю.

- А как же я?

- Это у нового хозяина будешь спрашивать.

- Как же так? У нас ведь с тобой договор.

- Договор, договор, - раздражённо передразнил кабатчик. - Договор до тех пор, пока я хозяин. Забыл? - И уже обращаясь к нам. - Сейчас бумаги принесу.

Рассказчик удивительных историй немного постоял, глядя на нас, повернулся и побрёл обратно в свой угол.

- Вот бумаги, - протягивая капитану Вику свитки, произнёс уродливый Генри.

Тот сразу передал их стряпчему и синьор Имрих погрузился в изучение документов.

- Так, так, карта земельного владения площадью два акра2, купчая на землю. А купчая на строения?

- Какая купчая на строения? Всё построено мной.

- Ах, извините. Вот регистрация построек в магистрате. Сразу не заметил. Так, дом, конюшня, кузница, склад. Но мы видели, что построек больше. В том числе и внешне жилых.

- Если не нравится, что их больше, а не меньше, то можете снести. Мне-то что.

- А то, что незарегистрированные жилые строения чреваты штрафом, а их снос разбирательством властей о тайно возведённых постройках и их тайном уничтожении.

- Синьор Имрих, - остановил, ретиво сбивающего цену стряпчего Вик, - пусть будет так, как есть. Меня устраивает.

- Воля ваша. Тогда давайте осматривать хозяйство.

В подвале кое-какие припасы для кухни. Винный погреб весьма обширен. Мне только показалось или, в самом деле, какая-то неясная тень промелькнула между бочками? Кухня довольно чистая, а комнаты для гостей на втором этаже вполне терпимые. На чердак не полезли. Конюшня, кузница такие, какие и должны быть. Склад свободен. Только в дальнем углу свалено что-то укрытое пустыми мешками.

- Что там? - спрашивает Вик.

- Чужое. Если сделка состоится, то сегодня же заберут, - отвечает кабатчик.

Сараи со всяким необходимым в хозяйстве инструментом и отслужившим своё хламом. Лужайка с ещё одним сарайчиком. На лужайке пасётся корова. Три маленьких домика для жилья в ряд в дальнем углу участка. Около одного уже стоит старик-рассказчик.

- А как же я? - опять слышится всё тот же вопрос.

- Живите, как жили, - отвечает Вик, отходя к следующему домику.

Тут нас ждал удивительный сюрприз. Из домика выходит очень даже миловидная, пожилая девушка лет двадцати пяти - двадцати семи. Похоже, что даже не удивлена и не обеспокоена тем, что таверна продаётся. Приветливо улыбается нам.

- Кто это? - последовал вопрос хозяину.

- Да так, Криста, - замялся он, - живёт себе и живёт.

- Просто класс! - высказался Вик, направляясь к третьему домику. - Подумать только, живёт себе и живёт!

В третьем домике бездетная семья слуг средних лет. Он повар в кабаке, а она подавальщица. Сейчас они заняты своим делом, и дома их нет. Вроде всё осмотрели. Да, ещё небольшой, хорошо ухоженный огород и крошечный плодовый садик в дюжину яблонь и груш.

- Ну что ж, - подвёл итог капитан Вик, когда мы вернулись в местное, странно спокойное сейчас гнездо разгула и разврата - я удовлетворён. Можно подписывать.

Синьор Имрих извлёк из портфеля атрибуты своего мастерства и принялся за дело.

- Так, договор о продаже между Генри Рейном и Виком...

- Андерсеном, - подсказал Вик.

Вот тебе и раз! Словно не мог выбрать другую простую фамилию.

- Вы с синьором Сержем родственники? - удивился стряпчий.

- Нет, однофамильцы, - поспешил ответить я.

- Хорошо. Виком Андерсеном. Так и запишем. Ваши подписи и пальцы, синьоры. Вот и всё.

- Отсчитайте, Вик, - и я передал новому владельцу притона звенящий мешок, - а то там лишнее.

Расплатились со стряпчим и договорились с бывшим хозяином о том, что сегодня всё останется как обычно в его заботах, а к утру страшный Генри освободит владение от себя самого и чужого имущества. Когда мы уходили начал прибывать наёмный персонал таверны для подготовки заведения к вечерним оргиям. Двое вышибал и четверо слуг.

Когда мы не спеша шли вверх по Дворцовой улице, я спросил:

- Вик, вы ничего подозрительного не заметили в винном погребе?

- Заметил. Похоже, что там кто-то или что-то живёт. Потом разберёмся.

Лошадь Жозефа стоит у его дома. Значит, и сам хозяин на месте, но на стук никто не отзывается. Перемещаемся к дворцу. Дверь открывает сам король Казимир.

- Заходите. Жозеф здесь, у Герца, - сообщает он после взаимных приветствий и вопросов. - Поднимайтесь в гостиную. Я сейчас всех соберу.

Вик опять чуть ли не молитвенно замер перед портретом Виолетты.

- Нет, что ни говори, а королева в Верне бесподобная.

- А я опять вас слышу, Вик, - послышался голос Виолетты. - Спасибо. Рада вас видеть. Надолго к нам?

- Ещё не знаем. Вот пришли пригласить вас с Казимиром на дружескую вечеринку. Да, заодно отметим и покупку капитана Вика.

- Что за покупку?

- Вик приобрёл вернскую портовую таверну.

- О, Господи, Вик, вы в своём уме? Там же чёрт знает, что творится.

- Я знаю. Но дело не в том, что там сейчас, а в том, что будет. Для меня это дело знакомое.

- Тогда ладно, - успокоилась Виолетта. - Вот, пожалуйста, и остальные прибыли. Казимир, нас опять приглашают на вечеринку. Может, откажемся? - Лукаво улыбаясь, предложила Виолетта. - Ничего нового ведь не обещают.

- Никогда не совершу такого преступления, как отказ от дружеского праздника, - ответил Казимир. - Тем более что Жозеф говорит о возможных танцах под граммофон.

- Тогда и я не в силах устоять перед таким соблазном. Пошла переодеваться.
* * *
В «Морском драконе» вечером мило и людно, как обычно.

- Что-то сегодня стульев у нашего стола слишком много, - удивилась Виолетта, когда все расселись, и оказалось, что есть ещё свободные стулья.

- Обещали прийти два гостя из леса - Везер и Арзон.

- Как интересно! Я никогда с лесными жителями не встречалась, а о Везере и Арзоне много слышала от Жозефа и Герца.

- Да вот и они, - увидел обоих в дверях Жозеф.

Лесная пара стоит на пороге и оглядывает зал. Заметив нас, подошли и слегка замешкались, поняв, что здесь королева Верна. Но не растерялись и, почтительно приложившись к королевской ручке, уселись за стол. Подавальщицы птичками летают вокруг стола, расставляя приборы, графины и блюда с кушаньями.

- Жанна, Жанна, ты где? - позвала Виолетта.

- Бегу, Ваше Величество. Ходила за подушкой, чтобы Арзону повыше устроиться на стуле.

- Только тебя и не хватает. Садись, наконец.

- Я рада познакомиться с вами, Арзон, и с вами, Везер, - начала Виолетта. - Я слышала, что вы открыли свою лавку в городе. Очень довольна, что нет больше недоразумений между людьми и лесным народом. Сейчас я вас познакомлю со всеми. Синьора Герца и Жозефа вам представлять не нужно. Вы и так их хорошо знаете. Вот капитан Вик - друг и соотечественник Сержа. Жанна...

Тут Виолетта слегка смешалась, затрудняясь, в качестве кого представить подавальщицу таверны.

- Мы знаем Жанну, - выручил её Везер.

- Тогда, наверное, знаете и какая это чудесная девушка. А вот этот симпатичный мужчина с бородкой мой муж - король Казимир.

Лесная братия почтительно, но с достоинством на мгновение склонила головы.

- Сегодня у нас небольшой дружеский праздник по случаю приезда Сержа и капитана Вика, - продолжила Виолетта, поднимая бокал, - и всегда в таких случаях первый тост за дружбу. Вы к нам присоединитесь, Арзон, Везер?

- С радостью и уважением, - изрёк Арзон, поднимая и свой бокал.

Второй тост последовал за удачную покупку капитана Вика.

- А что вы купили, Вик? - поинтересовался Арзон.

- Здешний портовый притон.

Арзон и Везер переглянулись и, как мне показалось, несколько напряглись.

- А вы при осмотре ничего странного не заметили?

- Заметил и Серж тоже. Но мало ли странного на первый взгляд в мире. Разберёмся.

- Дай Бог, - вздохнул Арзон.

- Серж, - поинтересовалась Виолетта, - а кто будет нас учить новым танцам? Та музыка, которую играют новые инструменты не подходит к привычным для нас ритмам.

- Сейчас что-нибудь придумаем. Жанна уже умеет танцевать вальс, танго и фокстрот. Она возьмёт в партнёры Казимира и научит его. Ничего сложного нет. Капитан Вик опытный танцор. Он научит королеву. Лучше всего начать с самого простого - с танго. Колин, запускай машинку!

Вот две пары вышли в середину зала и начали потихоньку приноровляться к музыке. Уже к концу мелодии обучаемые хотя бы перестали спотыкаться. Запустили танго снова. Вся публика перестала есть и, затаив дыхание, наблюдает за парами.

- Ну? - обратился я к Арзону.

- Что «ну»? Неудачную покупку сделал твой друг Вик. Мы же говорили тебе, что что-то странное витает в воздухе. Когда Вик сказал о портовой таверне, то мы с Везером как-то сразу поняли, что источник нашего беспокойства именно там.

- И что это за источник беспокойства? - живо заинтересовался Герц. - Очень опасный?

- Не знаем. Так, вроде кроме необычности ничего не сулит. А там, на самом деле, кто его знает!

- Всякие необычности у меня уже вот где, - и Герц провёл ребром ладони по шее. - Не зря я пытался прикрыть этот притон, но Жозеф отговаривал. А теперь капитан Вик ухватился за это безобразие. Час от часу не легче.

- Не сокрушайтесь, Герц, - успокоил я старика, - капитан Вик справлялся и не с такими проблемами. А вот и наши танцоры возвращаются.

- Как интересно с этими новыми танцами! - порадовалась Виолетта. - Вот отдохнём и пойдём доучивать. Жанна, а почему бы тебе не организовать обучение новым танцам прямо здесь в «Морском драконе»? От желающих отбоя не будет.

- Можно попробовать, - согласилась та.

- За что теперь выпьем? - и королева посмотрела на меня. - За всех присутствующих поочерёдно, пожалуй, не стоит. В прошлый раз, похоже, это оказалось немного тяжеловато. А сегодня наша компания ещё и увеличилась.

- Давайте выпьем за самого старшего в нашей городской компании, - предложил я, - и больше злоупотреблять не будем. Герц, а как, кстати, ваше имя?

- Антонин.

- О, Боже, - Виолетта густо покраснела, - сколько лет мы вместе, а мне ни разу и в голову не пришло спросить имени. Всё Герц и Герц. Как так? Ваше здоровье, Антонин!

Только вернули бокалы на стол, как они сами по себе снова зазвенели. Все замерли от неожиданности. Издалека донёсся какой-то гул, задрожали пол и стены, загремела посуда на столах. Со стены на пол грохнулась картина.

- Бежим на улицу! - воскликнул Казимир.

Только вот выбежать сложновато. В дверях уже толчея.

- Давайте через кухню, - сообразила Жанна.

Все выскочили во двор, обогнули угол таверны и оказались на улице среди скопления выскочивших из домов жителей. Где-то над портом поднялся столб дыма, но не видно, чтобы что-то горело. Зарево-то есть и тоже столбом, но не от пламени, а просто сноп яркого, красного света. Через несколько секунд дрожь земли прекратилась, свет, медленно растворяясь, погас, а дым как облако поплыл по ветру.

Виолетта обратилась к Жозефу:

- Что это было?

Тот только пожал плечами и обернулся к хозяину портового притона:

- Вик, а это не в вашем новом приобретении?

- Откуда я знаю. Нужно посмотреть.

Хорошо, - решила Виолетта, - мы с Казимиром возвращаемся во дворец. Потом расскажете, что там такое.

Подъехала коляска Герца и королевская чета отбыла домой.

- Что ж, придётся идти пешком, - со вздохом произнёс главный министр, и вся наша компания, кроме оставшейся у «Морского дракона» Жанны, двинулась в свете луны вниз по улице.

Источником дыма и света, в самом деле, оказался «Приют моряка». Только теперь он стал сам на себя не похож. Весь персонал столпился перед ним, в испуге и недоумении созерцая строение, из которого в панике выскочили несколько минут назад. Кроме слуг и вышибал тут ещё и несколько моряков разной степени опьянения и потрёпанности морскими бурями. А также три или четыре утомлённые не морскими, а жизненными бурями дамы разного возраста, но явно угадывающегося рода занятий. Бывшего владельца таверны - Генри среди них нет, но старик-рассказчик чудесных историй здесь.

- Почтеннейший, - обратился к нему капитан Вик, - я в некотором затруднении, ибо не знаю вашего имени. Днём Генри мне вас представил, но как-то неразборчиво, а переспрашивать я не стал.

- Роджер. Боцман Роджер Кан, капитан.

- Что тут произошло, Роджер?

- Нашего Генри вроде бы унесли черти. Наверное, много им был должен. И Кристу, похоже, тоже унесли. Я видел, как она пролетела вслед за Генри в это облако невесть откуда взявшегося дыма.

- А Криста-то тут причём?

- Наверное, одна компания.

- Компания с Генри или с чертями?

- А кто их разберёт! Генри и чёрт почти одно и то же. Думаю, Генри что-то почувствовал в последнее время. Раз свою таверну поспешил продать, как только представился случай.

- Угораздило же вас, Вик, приобрести в собственность прибежище чертей, - заметил Герц. - И что теперь будете делать?

- Посмотрю, что там осталось после визита нечистой силы, - и новый владелец решительно направился к своему заведению.

Посмотреть и в самом деле было на что. Дневной серости здания как не бывало. Даже в неверном свете луны видно, что оно словно преобразилось. Замшелости камня фундамента и изъеденности, гнилости дерева, словно никогда и не было. Дом будто бы только что построен. Лишь вывеска осталась ветхая и дырявая, как и была. В окнах колеблющийся свет горящих ламп. Бесовские проделки их не погасили. Мы двинулись вслед за Виком, и Роджер тоже побрёл за нами. Все прочие предпочли остаться стоять во дворе, наблюдая издали за нашей отважной компанией.

Внутри тоже всё преобразилось. Тёплого оттенка, светлое дерево стен и потолка даёт в лучах ламп лёгкий блеск, словно чуть-чуть покрыто лаком. Свет ламп не тонет в окружающей серости, а весело играет, отражаясь от стен. Только вот столы всё также замызганы не очень-то взыскательными до чистоты клиентами. Пара разбитых бутылок на полу, опрокинутые в спешке бегства кружки и стаканы. Кто-то видно зацепился за оконную занавеску и сорвал её на пол. Впрочем, там ей и место. Она ничем не отличается от половой тряпки. Один из столов опрокинут и все нехитрые кабацкие яства размазаны по полу. И всё кругом засыпано серыми хлопьями вдруг осыпавшейся со стен и потолка краски. Из кухни доносится запах чего-то пригорающего.

- Когда дом задрожал, а Гарри заревел: «Все вон!», то тут было не до порядка, - пояснил Роджер. - Даже сильно пьяные вдруг оказались резвыми и прыткими.

В ящике за стойкой буфетчика несколько серебряных декст и много медных солентино. Есть и несколько не вернских монет. Отсюда Гарри, вероятно, и улетел.

- Роджер, - обратился к старику Вик, - заведение осталось без начальника. Не смогли бы вы хотя бы некоторое время присмотреть за ним, если не пожелаете, вообще, заменить Генри? Вы ведь здесь старожил и обо всём в курсе.

- Не знаю, капитан, - как-то сразу приосанился от такого предложения дедок, - смогу ли. Можно попробовать, раз такой случай произошёл. Да и вы не Генри. Мне ничего не должны. Своё житьё здесь мне как-то отрабатывать придётся же. Не справлюсь - наймёте кого-нибудь помоложе.

- Вот и хорошо. Зовите всех со двора. Вроде никакой опасности нет.

Потихоньку, нерешительно люди со двора перетекли внутрь таверны. Повар бросился в свои владения и что-то зашкворчало на кухонной плите. Мужчины подняли стол, а дамы принялись подметать пол и протирать столы.

- Всем сегодня по бесплатной выпивке и закуске в память о покинувшем нас Гарри, - объявил Вик. Чем снискал себе одобрительные возгласы публики.

- Надо бы осмотреть остальное хозяйство, - предложил я. - Вдруг где-нибудь нас ждут ещё сюрпризы.

- Верно, - согласился новый владелец таверны, - Синьор Герц, Жозеф, посидите, пожалуйста, пока здесь. Мы двор обойдём, посмотрим. Роджер!

Первым делом, взяв фонарь, спустились в винный подвал - тишина.

- Кто тут жил? Знаете, Роджер?

- Кто-то был, но наружу не показывался. Так, тенью мелькал. Гарри я не спрашивал. Не тот он тип, чтобы на чьи-то вопросы отвечать.

- Эй, есть тут кто? - крикнул в глубину подвала Вик.

Даже эхо не ответило.

- Ничего не чувствуете? - спросил я Арзона с Везером.

Они дружно помотали головами.

- Вообще, всё беспокоящее куда-то улетучилось, - ответил гном.

- Отлично, - проронил Вик, - значит, бесы нас покинули. Пойдём, посмотрим, что ещё пропало.

В складе пусто. Только прикрывавшие что-то пустые мешки валяются на полу. В домике Кристы тоже ничего и никого. Лишь пустота какая-то уж очень идеальная, неестественная. Словно тут и не жил никто. Вещи на местах, нигде ни пылинки и ни малейшего намёка на то, что буквально час назад тут кто-то жил. Столовая посуда в буфете, кухонная блистает первозданной чистотой, и нигде нет даже крошки какой-нибудь пищи. Или тряпочки, нитки, волосинки, свидетельствующей о живом человеке. Кто она - эта бесследная Криста?

- Как в старом, поющем городе, - пробормотал Роджер. - Вещи есть, а людей нет.

- А ты откуда о нём знаешь? - вскинулся Арзон.

- Э-эх, - только и выдохнул старый моряк.

- Ладно, идём обратно, - скомандовал Вик. - Огород проверять не будем. Вряд ли черти с собой тыквы да картошку забрали.

- Корова Кристы тоже пропала, - заметил Роджер, когда мы проходили мимо лужайки, на которой днём паслось это молоконосное животное.

В таверне всё уже поуспокоилось. Пол выметен, и буйства не наблюдается. Протрезвевшие матросы сидят группками за столами и что-то, лениво споря и оглядываясь по сторонам, обсуждают между собой. Общедоступные девицы собрались в обеспокоенный кружок и, видимо, тоже решают какую-то сложную для них задачу. Только вышибалы с невозмутимым видом расположились на своих табуретках по обе стороны буфетной стойки и изображают полнейшее равнодушие к происходящему. Присоединяемся к Герцу и Жозефу.

- Ну, что там? - спрашивает Герц.

- Всё тихо и спокойно, - отвечает Вик. - Похоже, что нечисть покинула это место и можно будет организовать вполне презентабельное заведение.

- И с чего начнёте?

- С мытья, чистки, кухни и слуг. Но не об этом же говорить среди ночи.

Одна из «грязных» девиц, видимо, та, что почище и побойчее отделилась от своей компании, нерешительно приблизилась к нашему столу и обратилась к Вику:

- Хозяин, а с нами что будет?

- Как тебя зовут?

- Люсия.

- Ты меня удивляешь, Люсия, - отвечает тот. - Я заведению хозяин, а не вам и судьбы вам не выбирал. Что хотите, то и делайте. Служанки понадобятся. Можете поговорить с Роджером. Он тут пока будет за старшего. Возьмёт на работу, если договоритесь. Только тогда свои нынешние манеры и наклонности придётся забыть. Во всяком случае, в рабочее время. Хотите промышлять собой, как и сейчас - промышляйте. Только приведите себя в более благообразный порядок. Грязных и неопрятных в «Приют моряка» пускать не будут. И своих клиентов водите куда хотите. Наверху будут помещаться только приезжие гости.

Девица постояла в раздумье и вернулась за стол к своим товаркам.

- Думаете, сработает, Вик? - поинтересовался Жозеф.

- А я бы их просто разогнал, - высказал своё мнение Герц.

- Я им не надзиратель и не воспитатель, но прекрасно знаю, что с людскими пороками бороться силой бесполезно. Зато когда есть выбор между плохим и не таким уж и плохим, то многое меняется. А всё же не пора ли нам всем по домам? Уже утро скоро.

- Наверное, пора, - согласился я, - только вот выясню один вопросик, и пойдём. Роджер, вы тут упомянули о старом и поющем городе без жителей. Что это за странный город?

- Когда-то давно от другого моряка я слышал легенду о золотом городе где-то в горах. Этот город столетья назад по какой-то внезапной причине покинули жители, бросив всё своё имущество. И город после этого запел. Что это значит, я и сам не понимаю. Как город может петь? Но в легенде ещё говорится, что этот поющий город больше не подпускает к себе людей. Нагоняет в человеческую душу такой страх, что даже только издалека увидевшие город, в панике убегают прочь.

- Это не легенда, - буркнул Арзон. - Страшный город и в самом деле есть далеко в наших горах. Мой дед говорил, что там раньше добывали золото. А я ещё в молодости увидел этот город довольно близко, но поспешил уйти, подгоняемый внезапно накатившим, необъяснимым страхом и болью в голове.

- Мне помнится, - вступил в разговор Герц, - ещё, когда строили водопровод к королевскому дворцу, были разговоры о каком-то мёртвом городе в горах. Какие-то рабочие, бродя в дальних окрестностях горного источника, от которого идёт водопровод, наткнулись на него. Но чем дело кончилось, я не помню. Скорее всего, ничем. Иначе были бы какие-нибудь сведения об этом городе. Что-то и мне хочется домой. А их величества, наверное, ещё не ложились и ждут доклада.

От «Морского дракона» и до калитки во дворик моего дома мы с капитаном Виком шли молча. Только когда я уже вставил ключ в скважину, владелец портовых кабаков спросил:

- Ты думаешь о том же, о чём и я?

- Естественно.

- И что?

- Нужно с Арзоном поговорить. Если он возьмётся проводить нас к этому поющему городу, то будет просто великолепно. Да и Везера неплохо было бы взять в спутники. Бродить по сказочным лесам и горам без местных провожатых было бы весьма опрометчиво.

- А если откажутся?

- Тогда пойдём одни вдоль водопровода, а там дальше уже как повезёт.

- Ну, что ж, пойдём, если что вдоль водопровода. Ты опять во дворе спать будешь?

- А где же ещё? Мою колыбельку-то вы оккупировали окончательно. Не драться же с вами из-за перины.
ч. 1 ч. 2 ... ч. 16 ч. 17