1. Миф или действительность?

ч. 1 ч. 2 ч. 3 ч. 4 ... ч. 6 ч. 7

единодушном будто бы молчании нехристианских авторов, утратил значение, которое ему придавалось, равно как и разнообразные выводы, которые на этом основании делались"87.Яснее, кажется, выразиться трудно.



Но, признав историчность Христа, сторонники умеренного критицизма стараются теперь умалить Его значение как Основателя христианства. Сама "проблема Иисуса" объявляется несущественной. "Для марксистской науки,- пишет один из таких авторов,- не имеет принципиального значения вопрос о том, жил или не жил в царствование Августа и Тиберия в Иудее человек по имени Иисус, который был казнен при прокураторе Понтии Пилате и впоследствии обожествлен своими суеверными последователями. Христианская религия, как и все значительные религиозные движения, создавалась постепенно массами верующих"" 88. Однако если этот вопрос в самом деле не имеет значения, то какой смысл уделять ему столько места в атеистической пропаганде? Почему так долго и ожесточенно стремились доказать, что Христа "не было", если Его существование - второстепенный факт? Кроме того, вызывают недоумение анонимные "массы верующих" в роли творцов христианства. Любая эпоха показывает, что "массы", как правило, были или консервативной средой, сохраняющей старые верования, или горючим материалом, вспыхивающим от поднесенного пламени. Творческий же порыв к новым перспективам и идеям всегда исходил от личностей. Именно они собирали в себе, как в фокусе, опыт веков и чаяния поколений. "Если есть область,- справедливо подчеркивает С. Булгаков, - где исключительная роль творческой индивидуальности наиболее бесспорна и очевидна, то это та, где действует вдохновение, неведомым, поистине магическим путем озаряющее человека; такой областью является религия и искусство. Попробуйте понять происхождение ислама, без которого вся история мира была бы иной, если устранить из нее Магомета" 89. Столь же нелепым было бы устранение из истории искусства Рафаэля, Шекспира или Бетховена. Ведь история живописи - это в значительной мере история художников, а история философии - это в сущности не что иное, как история философов. Даже в такой бедной духовными ценностями сфере, как политическая жизнь, мы обнаруживаем могучее воздействие личной воли на ход событий. Достаточно напомнить, что одно только ХХ столетие знает несколько фигур, определивших направление эпохи. Отмахиваться от проблемы личности - значит упускать одну из важнейших сторон исторического процесса. Правда, в отдаленном прошлом, когда господствовало родовое, племенное, народное сознание, личность как бы отступала на второй план перед единством целого. Отсюда, однако, не следует, что творили сами "массы". Просто поэты, ваятели и художники древнего мира часто оставались анонимными. Они были еще прочно связаны с традицией и не осмеливались противопоставлять себя ей. Именно в такие эпохи возникали сказания, эпос и мифы. Но за несколько столетий до Христа, когда появились великие мыслители, духовные вожди и реформаторы - создатели мировых религий, началось освобождение личности от оков традиции. "Массы" сначала с большим трудом принимали то новое, что несли им пророки и учители. Иеремия, Конфуций, Заратустра, Анаксагор, Сократ и Аристотель - вот лишь некоторые имена из мартиролога тех, кого встречали непониманием, травили и убивали. Духовные вожди-преобразователи вынуждены были вступать в единоборство с инерцией преданий, традиций и ритуалов. Их наследие и поныне несет на себе неизгладимую печать их личности, их неповторимого облика; их внутренний мир и сегодня оказывает влияние на веру миллионов людей. Уже одно это делает спорным утверждение, будто вопрос об Основателе христианства есть нечто "безразличное" для историка. Как далеко могут зайти те, кто не желает считаться с исторической реальностью Христа, показывает ряд примеров. Анри Барбюс, в частности, безо всяких оснований изображал Его революционером и чуть ли не атеистом 90. А ученый-народоволец Николай Морозов отождествлял Христа одновременно с Моисеем, Магометом, Рамсесом II и Василием Великим 91. К таким странным фантазиям приводят порой гипотезы, которые ограничиваются утверждением: "Кто-то существовал, но мы о нем ничего не знаем..."

"КЛУБОК ПРОТИВОРЕЧИЙ И ОШИБОК"

Современные атеистические авторы уже готовы, как мы видели, согласиться с тем, что Евангелия "сообщают ряд сведений о действительной жизни проповедника Иисуса""92. Но у этих авторов есть про запас ряд аргументов, которыми они надеются поколебать достоверность книг Нового Завета. "В памяти людей, говорят они,- в исторической памяти почти двух тысяч лет сам образ Христа сложился как нечто многоликое и противоречивое"93. В доказательство приводят различные трактовки Его личности в прошлом и настоящем. Одни считают Его пророком или моралистом, другие - сторонником ненасилия, третьи бунтарем. Можно ли, спрашивают нас, в таком случае составить верное представление о столь противоречивом человеке? Но именно многогранность Иисуса говорит о величии Его личности, о том, что Он не укладывается в схемы и однозначные характеристики. Кстати сказать, это относится и ко многим выдающимся людям всех времен. Чем значительнее пророк, философ

или писатель, тем больше шансов для появления новых, порой неожиданных мнений о нем. Так, в Магомете видели то политического авантюриста, то обманщика, то вдохновенного созерцателя, а Спинозу изображали то атеистом, то мистиком.



У критиков есть и другой аргумент против достоверности Евангелий. Они указывают на противоречия, которые якобы снижают историческую ценность Нового Завета. Еще старые мифологисты выдвигали этот довод как "тяжелую артиллерию" своих нападок. Обычно указывают на противоречия двух видов: в описании фактов и в изложении учения. Остановимся сначала на "противоречиях" в рассказах евангелистов о событиях жизни Христа. Уже давно сомневались, мог ли Иосиф решиться идти с Марией и Младенцем в Иерусалим, как говорит Лука, если, согласно Матфею, он узнал о враждебных замыслах Ирода 94. Ответ мы находим у ев. Матфея. Ирод узнал об Иисусе, когда Ему было около двух лет, а в храм Младенец был принесен в месячном возрасте, как того требовал Закон 95. "Матфей и Марк подробно рассказывают, как Иисус был крещен Иоанном Крестителем; у Луки же ясно говорится, что в то время Иоанн находился в тюрьме и Иисус крестился без него" 96. Однако стоит внимательно прочесть и сопоставить тексты, чтобы убедиться в нелепости этого мнимого "противоречия". Лука, говоря об аресте Иоанна, ясно дает понять, что тот был схвачен после крещения Иисуса. "Где провел Свою жизнь Иисус? Три первых Евангелия говорят, что в Галилее, а Евангелие от Иоанна утверждает, что в Иерусалиме". Но Иоанн тоже знает о галилейском периоде жизни Христа, точно так же, как и остальные евангелисты сообщают о проповеди в Иудее 97. "Каждый ребенок в Иерусалиме должен был знать Иисуса в лицо! А тут вдруг оказывается, что решительно никто Его не знает и не узнал бы, не будь Иуды". Но ведь Иисус был в Иерусалиме недолго, всего несколько дней; да и раньше Он появлялся в столице на короткое время, а в периоды праздников туда стекались сотни тысяч людей. Стражники, которые были посланы схватить Иисуса, могли вовсе не знать Его в лицо. К тому же дело происходило ночью и требовало поспешности. "Только накануне весь народ приходил в храм слушать Христа, первосвященники и книжники с Иудой искали случая втихомолку, "не при народе" схватить его. А тут вдруг оказывается, что "весь народ" против Христа и требует Его казни". Во-первых, выражение "весь народ" относится не к многочисленному населению Иерусалима, а к кучке людей, подстрекаемых архиереями. Во-вторых, это не "евангельское противоречие", а свидетельство крайнего непостоянства толпы, примеров чему мы находим в истории множество. Часто народ с тем большим ожесточением обрушивается на своего недавнего героя, чем восторженнее превозносил его перед тем... Такой же поверхностный характер носят и другие "противоречия". Чаще всего они выдуманы тенденциозной критикой, чтобы вызвать недоверие к Евангелиям. Конечно, есть в текстах и действительные расхождения. Например, две родословных Иисуса. Какая из них подлинная? И откуда они почерпнуты? Известно, что иудеи тщательно хранили свои родословные записи. Евангелисты могли воспользоваться ими, тем более что вплоть до IV века в разных городах еще жили родные Иисуса 98. По-видимому, наиболее точна генеалогия у Луки, поскольку у Матфея она носит явно схематический и символический характер. Перечисляя предков Иисуса, Матфей лишь хотел наглядно изобразить Его царское происхождение. Да и сами по себе разногласия не говорят против евангелистов. Когда описание одних и тех же фактов делается разными людьми независимо, неизбежны противоречия и вариации, связанные с особенностями рассказчика и другими частными причинами. И уж конечно неудивительно, если один человек сообщает то, о чем другой не говорит. Он мог не знать этого факта, не придать ему значения или опустить его в силу неизвестных нам мотивов. Именно это мы находим в Евангелиях. Иоанн и Марк, например, не говорят о детстве Иисуса, Матфей сообщает о нем лишь некоторые подробности, а Лука говорит даже о событиях, бывших до Рождества. "Противоречия" в учении в свое время трудолюбиво собрал и представил в виде таблицы А. Немоевский в своей книге "Бог Иисус" 99. Главным пороком его перечня является нежелание рассматривать слова Иисуса в контексте. Он не смущаясь выдирает фразы из связной речи и тем делает сравнение бессмысленным. Вот несколько образцов: 1) "Блаженны миротворцы". 2) "Не мир пришел Я принести, но меч". Но разве не ясно, что в первом случае говорится о заповеди миролюбия, а во втором - Христос предвидит борьбу, которая разгорится вокруг Его учения? 1) "Не думайте, что Я пришел нарушить Закон". 2) "Вино молодое вливают в новые меха". Сущностью Закона, согласно учению Христа, являются две заповеди: о любви к Богу и к ближнему. Многочисленные же обряды позднего иудейства, так называемые "предания старцев", Он рассматривал как второстепенные, а порой даже затемняющие дух Закона. 1) "Никто не может служить двум господам". 2) "Отдавайте кесарево - кесарю, а Божие - Богу".

В первой заповеди осуждается суетность и духовное раздвоение, ибо сердце человека должно принадлежать только Богу. Вторая фраза относится к частному вопросу, волновавшему иудеев: нужно ли платить налог римскому правительству. 1) "Не судите, да не судимы будете". 2) "Сядете на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых". В Нагорной проповеди говорится о грехе осуждения. Во втором случае "судить" означает "управлять". "Судья" на семитском Востоке (в Финикии, Карфагене, Израиле) - синоним правителя 100. Апостолы были избраны как основатели нового народа Божия, подобно двенадцати древним патриархам, родоначальникам Израиля. Думается, достаточно этих примеров, чтобы читатель убедился, какова цена "противоречиям в учении". При таком подходе можно найти сколько угодно противоречий в любом произведении древнего и нового мира.

Обвиняют евангелистов также в ошибках, касающихся географии и истории. Часто приходится слышать иронические замечания по поводу того, что авторы Евангелий плохо знакомы с Палестиной, что рассказывают, например, о буре на Генисаретском озере 101. А между тем плавать на лодке по озеру, длина которого 20 км, а ширина 9 км, далеко не так безопасно, как кажется мифологистам. Известно, что и сейчас рыбаки Геннисарета попадают в ураганы, внезапно налетающие с окрестных гор 102. Далее. "Рассказывая, что Христос пришел из города Тира к Геннисаретскому озеру, евангелисты заставляют Его идти через Десятиградие. А это примерно то же самое, как если бы читатель, желая попасть из Москвы в Ленинград, поехал через Украину" 103. Автор этих строк совершенно игнорирует цель путешествия. Ничто не доказывает, что Иисус Христос всегда выбирал кратчайший путь, проходя по Своей маленькой стране; напротив, если это соответствовало Его намерениям, Он вполне мог идти далеко в обход. Указывают на то, что евангелисты не знают палестинской фауны 104. Но все животные, перечисленные в Евангелиях: овцы, козы, ослы, волы, верблюды, волки, голуби, воробьи, змеи были как раз исконными обитателями Палестины и многократно упоминались в Ветхом Завете 105. Имея в виду лисиц, о которых говорится в Евангелии, Мутье-Руссэ с сомнением замечает: "Я не знаю, водится ли лисица, столь часто встречающаяся в Италии, также и в Палестине" 106.Но ему достаточно было заглянуть в любой зоогеографический учебник, чтобы убедиться в этом. Лисица-фенек распространена по всему Ближнему Востоку и до сих пор обитает в Израиле.

"Не названы,- пишет далее Э. Мутье-Руссэ,- в Евангелиях и самые обычные для Палестины, а также для всего Средиземноморья деревья, как: оливковое, апельсиновое, лимонное, гранатовое, миндальное... Но вот, что совершенно немыслимо, так это то, что под пламенным небом Палестины можно было изготовить вино" 107. Конечно, в Новом Завете не перечислен каждый представитель флоры Израиля. Но разве Евангелие - это географический очерк природы Ближнего Востока? Что же касается виноградников и вина, то, пожалуй, редко в какой книге Ветхого Завета нет о них упоминания. Говорит о виноградниках и Флавий, а археологи открыли в Палестине немало древних приспособлений для виноделия 108. Постоянным объектом нападок стала притча о "горчичном зерне". Критики считают ее несообразной, забывая о том, что мы не знаем, какое слово Христос употребил на арамейском языке. Ведь согласовать названия растений у разных народов мы можем теперь только при помощи общей латинской номенклатуры, введенной в XVIII веке Линнеем. Что же удивительного, если греческий переводчик употребил (быть может, и по ошибке) слово "синапс" вместо какого-то другого? Есть мнение, что Христос имел в виду дерево, семена которого употреблялись, как и горчица, в качестве приправы. Другие авторы считают, что в данном случае речь шла о черной дикорастущей горчице. Иногда она достигает более трех метров высоты 109. В любом случае не следует удивляться словам Христа, назвавшего зерно "горчицы" самым малым из семян. Его речи нередко были свойственны гиперболические обороты (например, фраза о верблюде и игольном ушке или выражение: "отцеживающие комара и проглатывающие верблюда"). Эта манера говорить усваивалась иногда и апостолами. Так, Иоанн замечает, что если бы о делах Христовых было написано все, то мир не вместил бы книг о Нем.

Перейдем теперь к "историческим ошибкам". Критики в один голос отрицали существование в I веке города Назарета, поскольку ни в Ветхом Завете, ни у Флавия, ни в Талмуде он не упомянут 110. Однако, во-первых, Назарет был одним из незначительных населенных пунктов Галилеи (Флавий насчитывает их свыше 200), а во-вторых, недавно найденная иудейская надпись называет Назарет в числе городов, где жили священники после разрушения Храма в 70 году. Благодаря раскопкам П. Багатти в Назарете было установлено, что городок этот существовал не только во дни Иисуса, но и раньше 111. Рассказ ев. Луки о переписи, совпавшей по времени с Рождеством, также очень часто считали недостоверным. В самом деле: почему "повеление" о ней исходит не от Ирода, а от Августа? Почему она не упомянута в других источниках? И, наконец, почему, согласно Луке, ее проводили так странно ("шел каждый записываться в свой город")?

Известно о нескольких переписях, которые Август произвел в союзных странах за несколько лет до н. э. Иосиф Флавий называет число лиц, отказавшихся присягать Августу во дни Ирода. Следовательно, Ирод, как полузависимый монарх, проводил какой-то ценз [Census - перепись населения] в своей стране. Способ, которым проводилась перепись, хотя и кажется на первый взгляд необычным, был известен на Востоке и применялся римлянами. В египетском тексте (ок. 104 г. н. э.) мы читаем: "Гай Вибий Максим повелевает: ввиду того, что я собираюсь провести перепись, все, кто по какой-либо причине покинул дом, пусть вернутся, чтобы пройти ценз положенным порядком" 112. Лука относит упомянутую им перепись к правлению Квириния в Сирии. Скептики торжествуют: "В то время, к которому Церковь относит рождение Христа - "во дни Ирода"",Квириний Сирией не управлял" 113 . Но, по мнению компетентных ученых, Квириний правил Сирией дважды, и в первый раз - за несколько лет до н. э. 114. Ирод умер в 4 году до н. э. - следует ли отсюда, что хронологические указания Матфея и Луки неверны? Это только доказывает, что дата Рождества, вычисленная в IV веке монахом Дионисием, не отличается точностью. По всем данным, Иисус родился в 7 или 6 году до начала принятого летосчисления 115. Полагают, что евангелисты ошибались, называя Антипу, сына Ирода Великого, царем, хотя он был назначен только правителем одной из четырех областей Палестины. Но в Евангелиях Ирод так и назван "тетрархом", "четверовластником", как именует его и Флавий 116. Высказывалось мнение, будто в Иудее I века не существовало титула "дидаскалос", который в Евангелиях приводится как эквивалент слова "равви", учитель. Но в 1930 году израильский археолог Э. Сукеник нашел гробницу того времени, где был похоронен человек, именовавшийся "дидаскалос" 117. В Евангелии от Иоанна говорится о "первосвященниках", что считают ошибкой, так как первосвященник должен был быть только один 118. Однако из книг Иосифа Флавия мы узнаем, что в те годы отстраненный римлянами первосвященник Ханан (Анна) не утратил своего влияния. Преемником Ханана стал его зять Иосиф Кайафа 119. Они фактически делили власть, и оба принимали участие в суде над Иисусом. Евангелисты упоминают о стаде свиней, которое паслось в "земле Гадаринской". Ссылаясь на запрет Ветхого Завета употреблять в пищу свинину, критики "уличают" евангелистов в незнании местных обычаев 120. Между тем известно, что Гадарин относился к Декаполису, области, где жили в основном язычники, не соблюдавшие Закона Моисеева. Поэтому нет ничего невероятного в том, что эти люди содержали свиней 121.

Ставится под сомнение и достоверность рассказов о Страстях. В частности, говорят, что суд первосвященников нарушал многие пункты иудейского права 122. Однако примеров незаконных судилищ история знает немало, почему же следует ждать от членов Синедриона юридической щепетильности, когда приговор был уже предрешен? Тем более что в евангельскую эпоху судопроизводство находилось в руках саддукейской партии, которая следовала собственному уголовному кодексу. 0 нем известно лишь, что оно отличалось крайней суровостью 123. Отмечают, что поведение Пилата изображено в Евангелиях неправдоподобно, поскольку он был известен как человек жестокий и ненавидевший иудеев 124. Но разве не мог прокуратор противиться Синедриону именно чтобы досадить ему? В то же время согласие на казнь Невинного показывает Пилата именно таким, как описывают его современники. И совсем уже непонятно, на каком основании отрицают наличие римских войск в Иерусалиме 125. Иосиф Флавий прямо сообщает о пребывании солдат Пилата в столице Иудеи 125. Критики обычно утверждают, что Евангелия не могли быть написаны до 70 года, поскольку в них есть пророчество Христа о гибели Иерусалима. Такой вывод основан на убеждении, что истинных пророчеств не бывает. Однако многочисленные факты свидетельствуют против скептиков. Пророк Исайя, например, говорил о предстоящем завоевании Иудеи еще в 734 году до н. э., а произошло это событие лишь в 587 году. Скажут: это пророчество - позднейшая "вставка". Но примеров достаточно и в иные эпохи, где хронология не вызывает сомнений. Так, на исходе ХIХ века Вл. Соловьев писал о китайской угрозе. Значит ли это, что его книги следует датировать эпохой Мао? У святых, мыслителей, поэтов мы не раз встречаем предвидение войн, революций и других общественных катаклизмов. Этот факт уже нельзя отнести за счет "вставок". А признание его лишает силы аргумент против евангельских пророчеств. Есть и еще повод объявлять Евангелия недостоверными это рассказы о чудесах. Но здесь мы находимся вне сферы научной критики 127. Если историк придерживается взглядов, которые ограничивают горизонт пределами чувственного мира, то никакие сообщения о чудесных феноменах не будут им приняты. Он станет отрицать их во что бы то ни стало и объяснять по-своему. 0 таких людях Христос сказал: "Если и мертвый воскреснет - не поверят". Мы не будем говорить о принципиальной, философской стороне проблемы, отметим лишь, что в летописях и исторических трудах той эпохи есть немало свидетельств о необыкновенных явлениях. 0 них сообщают и Флавий, и Тацит, и Плутарх, но никому в голову не приходит объявлять их книги вымыслом.

КОГДА И КЕМ БЫЛИ НАПИСАНЫ ЕВАНГЕЛИЯ

В 20-х годах ХIХ века теолог Тюбингенского университета Христиан Бауэр выдвинул предположение, что Евангелия были написаны в конце II столетия. За эту мысль с радостью ухватились мифологисты; поддерживают ее и многие из тех, кто верит в "историческое ядро" Евангелий. Они утверждают, что по этой причине новозаветная письменность не может дать достоверных сведений о жизни Христа 128.Так ли это? И что в наши дни известно о происхождении Евангелий? Оригиналы Евангелий не сохранились, но в этом они не составляют исключения среди большинства произведений древних авторов. Утрачены подлинники книг Сенеки, Флавия, Тацита и других писателей I - II веков. Поэтому для датировки подобных произведений существуют два способа: 1) по наиболее ранним из имеющихся манускриптов; 2) по наиболее ранним ссылкам на эти произведения в сочинениях авторов, время жизни которых датировано более точно. В отношении рукописей Евангелия выгодно отличаются от остальной древней литературы. Если существует, например, 11 манускриптов сочинений Платона, 50 - Эсхила, 2 - Еврипида, 100 - Вергилия (все это, разумеется, списки, а не подлинники), то новозаветная письменность представлена греческими манускриптами в количестве, превышающем 2500 экземпляров. Но особенно показательным будет преимущество Евангелия, если иметь в виду срок, прошедший со времени написания книги до самого раннего из сохранившихся манускриптов. Подлинники Вергилия отстоят от наиболее древних списков его произведений . на 400 лет, Горация - на 700 лет, Юлия Цезаря - на 900 лет, Платона - на 1300 лет, Софокла - на 1400 лет, Эсхила - на 1500 лет, Еврипида - на 1600 лет, евангельские же манускрипты отделены от подлинника промежутком лишь в несколько десятилетий. Известно, в частности, что самым поздним Евангелием было Евангелие от Иоанна (время его написания относится к 90-м годам); а наиболее древний отрывок из этого Евангелия, найденный в Египте, относится к 120 - 125 годам. Обнаружен также фрагмент евангельского повествования, составитель которого знал уже все четыре канонических Евангелия. Он датируется концом I или началом II века. Двухсотым годом датируется опубликованный в 1955 году папирус, включающий половину Евангелия от Иоанна 129.

Если же мы обратимся к ссылкам на Евангелия у писателей I - II веков, то обнаружим их немало. Вот некоторые из них 130. Св. Климент Римский около 95 года пишет послание, в котором приводит слова из Евангелий от Матфея и Марка 131. Св. Игнатий Антиохийский, казненный в 107 году, цитирует Евангелие от Матфея. По-видимому, из среды, близкой к Игнатию, вышло произведение Дидахе, или Учение Двенадцати апостолов (ок. 100 г.). В нем есть фразы из Матфея и Луки, а в одном месте дана прямая ссылка на "Благовествование", т.е. Евангелие 132. Св. Поликарп Смирнский, ученик апостола Иоанна, когда в 156 году его осудили на смерть, сказал, что он служит Христу 86 лет. Следовательно, он застал еще Иудейскую войну 66 - 70 годов. В своем послании Поликарп цитирует Евангелия от Матфея и Луки и 1 Послание Иоанна 133. Ученик ап. Иоанна и друг Поликарпа, Папий Иерапольский (ок. 70 - 150 г.) подробно рассказывает, как были написаны Евангелия от Матфея и Марка. Сведения свои он черпал у людей, лично знавших христиан первого поколения. В частности, он был знаком с дочерьми Филиппа, одного из Двенадцати. Около 130 года Папий составил книгу "Толкование Господних изречений", в которой писал:

"В отличие от многих, я доверял не многословным, а тем, кто передает не чужие мысли, а заповеди, данные верующим Господом и истекающие от самой истины. Если, например, я встречал человека, бывшего учеником старцев, я расспрашивал о беседах самих старцев: что говорили Андрей, или Петр, или Филипп, или Фома, или Иаков, или Иоанн, или Матфей, или другой какой-нибудь из учеников Господних, что говорили Аристион и пресвитер Иоанн, ученики Господа" 134.

Христианский писатель Аристид в своей "Апологии" (ок. 120 г.) уже называет Евангелия Священным Писанием 135. Св. Иустин-Философ, родом из Палестины, принявший христианство около 130 года и казненный за его исповедание в 163 году, приводит выдержки из трех Евангелий, называя их "воспоминаниями апостолов", а также - некоторые неизвестные произведения, близкие к каноническим Евангелиям 136. Около 170 года сириец Татиан составил компиляцию уже из всех четырех Евангелий, показав тем самым, что считает их общепризнанными, каноническими. В 1935 году найдены отрывки из его произведения, относящиеся к 200 году 137. Современник Татиана св. Ириней Лионский (120 - 200) не только говорит о четырех Евангелиях, но и поименно называет их авторов. Свидетельство Иринея особенно ценно, так как он в юные годы лично знал Поликарпа Смирнского.


ч. 1 ч. 2 ч. 3 ч. 4 ... ч. 6 ч. 7